Смерть африканского охотника – краткое содержание рассказа Аверченко

Аверченко. Смерть африканского охотника краткое содержание

Рассказ Смерть африканского охотника написал Аверченко. Это произведение мы изучали сегодня на уроке, а чтобы ответить на вопросы почему наступила смерть африканского охотника и почему смерть охотника связана с разочарованием, а также как объяснить подобное название, выбранное автором для своей работы, предлагаем познакомиться с рассказом в кратком содержании. Изучив работу, вы поймете, каким образом могут разрушиться детски грезы и как разрушается доверчивость детей. Само произведение является автобиографическим, где автор делится с читателем событием, что произошло в его детские годы.

Краткое содержание рассказа

Начинается Смерть африканского охотника рассуждением автора о жизни и тем, как представляет жизнь его наставник и воспитатель Борис Попов. Попов рисовал картину, где по необъятному полю движется стеклянная стена, которая толкает людей и они падают в ямы — могилы, что попадаются на их пути. Впереди пустые ямы, а позади стены уже полные и засыпанные могилы. Далее автор хочет поделиться случаем из жизни, где он похоронил англичанина и француза у большой скалы на берегу моря. Что это за похороны и кого именно закопал автор в детстве, вы узнаете дальше из краткого содержания рассказа Смерть африканского охотника.

Писатель мысленно возвращается в то время, когда ему было десять. Он жил в Севастополе с родителями, хотя такое место жительства его не устраивало, как не устраивало и занятие отца. Мальчик не понимал, почему они живут в таком скучном месте, когда в мире существует Африка, те же Филиппинские острова, Мексика, Америка, река Миссисипи и другие не менее интересные места, где жизнь полна приключений. И почему нужно заниматься продажей сахара, муки, чая, когда можно продавать слоновую кость, золотой песок, тростник и тому подобное.

Словом, было скучно и не интересно, поэтому автор часто уходил к любимой скале на берегу моря и погружался в мир своих фантазий. Там он видел пиратские корабли, пиратов, что высаживались на берег и закапывали сокровища. Мальчик мечтал к ним присоединиться или же подумывал выкопать сундук с сокровищами и на те деньги купить с отцом фуру. Они бы наняли работников и направились на алмазные поля в Африку. Такие мысли и фантазия посещала ребенка часто. К тому же мальчик очень часто погружался в выдуманный мир книг, читая своих любимых Луи Буссенара и Майн Рида. С помощью книг автор мысленно отправлялся в путешествия и жил жизнью героев.

Первое разочарование героя рассказа

И вот пришло первое разочарование в жизни героя, о котором автор пишет во второй главе рассказа Смерть африканского охотника. Там отец мальчика сообщает о зверинце, что приезжает к ним в город. Восторгу не было предела, хотя наш герой этого не показывал. Подумаешь, зверинец, что там может быть интересного? А между тем отец рассказывал, что будут львы и тигры, удавы и крокодилы, и даже индеец с негром.

Долгожданный момент пришел. Герой отправился в зверинец, но уже с первых шагов разочаровался. Вместо грозного, голого с повязкой на бедрах негра, он увидел чудака во фраке, который смешил людей. Вместо индейца со скальпами и ожерельем из медвежьих зубов на шее, он увидел обычного человека, одетого в костюм индейца. Вместо того, чтобы стрелять в бледнолицых, что сидят на местах зрителя, он стреляет в мишень. Мальчик называет его трусливым псом, который предал своих предков. Этот индеец забыл как белые люди жгли вигвамы и крали лошадей. Вместо того, чтобы мстить, он довольствуется аплодисментами.

А дальше и того хуже. Мальчик видит удава, который, как тот червяк, висит на шее девушки, вместо того, чтобы сжать ее всей силой. А этот царь зверей, что должен мощным прыжком набрасывается на антилопу, выполняет команды. Он позволяет становиться на себя гиене, слушает людей вместо того, чтобы показать, кто здесь хозяин. Словом, наступило полное разочарование, ведь индейцы, что снимают скальпы, негры, что едят путешественников, дикие животные, что набрасываются на свою жертву, оказались иными.

И вот представление окончено, отец с удовольствием сообщает о гостях, которых он пригласил домой. Были это негр, индеец и хозяин зверинца. Их отец пригласил на пасхальный ужин.

Новое разочарование героя

Второе разочарование пришло с появлением в их доме гостей. Мальчик был в ужасе, когда индеец и негр, придя к ним в дом, христосовались. Ведь это не мыслимо. Он много читал и знает, такого не бывает. А они едят куличи, яйца и танцуют польку.

И вот с самого утра, автор проснулся и направился к скале. Там он достал свои любимые книги, стал их перелистывать. Только теперь он не видел грозных индейцев и диких животных. Животные выполняли теперь команды, а индейцы плясали польку. Разочаровавшись и попрощавшись со своим интересным детством, мальчик вырыл яму и закопал в нее книги француза и англичанина. Все. Мальчик умер навсегда, вместо него родился юноша.

Cмерть африканского охотника герои

Если говорить о рассказе Смерть африканского охотника и его героях, то главный персонаж работы Аверченко является повествователь, который не имеет собственного имени. Это 32-летний писатель, который мысленно возвратился в свое детство и воспоминания. Там он, будучи десятилетним мальчиком, мечтал и жил в своих грезах, пока не пришло разочарование, заставившее мальчика повзрослеть.

Второстепенными героями являются отец мальчика, негр, индеец, немец.

Краткое содержание: Смерть африканского охотника (Аверченко)

Смерть африканского охотника

Автор вспоминает об одном «чудовищном по­ступке», совершенном в дни детства. «Об этом поступке никто не знает, а поступок дикий и для детского возраста неслыханный: у основания большой желтой скалы, на берегу моря, недале­ко от Севастополя, в пустынном месте я закопал в песке, я похоронил одного англичанина и одно­го француза…» Такое признание может напу­гать читателя. Но по мере прочтения рассказа выясняется, что имел в виду автор.

Он говорит о своем детстве. Его родители жи­ли в Севастополе. И он не понимал, как можно было выбрать такое неинтересное место, как Се­вастополь, ведь есть Филиппинские острова, южный берег Африки, пограничные города Мек­сики, громадные прерии Северной Америки, мыс Доброй Надежды, реки Оранжевая, Амазон­ка, Миссисипи и Замбези. Романтичному маль­чику не нравилось место, где жила его семья. Не устраивало его и занятие отца. Отец торговал ча­ем, мукой, свечами, овсом и сахаром. Мальчик был не против торговли. Но он считал, что торго­вать следует совершенно другими вещами. «Я допускал торговлю кошенилью, слоновой кос­тью, выменянной у туземцев на безделушки, зо­лотым песком, хинной коркой, драгоценным ро­зовым деревом, сахарным тростником… Я признавал даже такое опасное занятие, как тор­говля черным деревом (негроторговцы так назы­вают негров). Но мыло! Но свечи! Но пиленый са­хар! »

Мальчика тяготила проза жизни. И поэтому он часто уходил на морской берег и мечтал. В мечтах он видел себя пиратом или путешест­венником. Автор очень любил читать Луи Буссенара и Майн Рида. И поэтому мысли о морских странствиях, о невиданных кладах, о сражениях волновали его. А обыденная, простая жизнь ка­залась скучной, серой, неинтересной.

Однажды отец с радостью сообщил мальчику, что в город приезжает настоящий зверинец. Мальчик пришел в восторг. Но, конечно, он не по­дал виду. Отец сообщил, что в зверинце есть львы, тигры, удав, крокодил. Там также был стрелок, индеец и негр. Узнав эту новость, мальчик очень обрадовался. Он шел в зверинец с замирающим сердцем. Но практически сразу разочаровался. Сначала ему не понравился негр. Мальчик счи­тал, что негр должен быть практически голым, только набедренная повязка должна быть сдела­на из яркой ткани. В зверинце негр был одет в красный фрак и на голове у него был зеленый цилиндр. Мальчик считал, что негр должен быть грозным. Но этот негр был забавным, показывал фокусы и заискивающе смотрел на всех.

На мальчика произвел тяжелое впечатление индеец, стрелок из лука Ва-пити. На нем был ин­дейский национальный костюм, он был украшен шкурой и перьями. Но на нем не было человече­ских скальпов, не было также ожерелья из зубов серого медведя. Индеец стрелял из лука в мишень. Мальчику это казалось неправильным. Ведь в зри­тельном зале сидели бледнолицые, кровные враги индейца. По логике вещей он должен был стре­лять в них. Мальчика возмущало, что индеец это­го не делает. Ему казалось, что индеец забыл сво­их предков, что он просто трусливый.

Мальчику не понравилось и выступление удава, которого девица надевала себе на шею. По его мне­нию, удав не должен был терпеть это, он обязан был задушить девицу. Выступление льва тоже ра­зочаровало мальчика. Ведь грозный царь зверей мог разорвать укротителя, но он этого не делал.

Став взрослым, автор вспоминал свои тог­дашние впечатления и понимал, что он рассуж­дал, основываясь на мысли, что у каждого свое предназначение. «Всякий должен делать свое дело: индеец снимать скальп, негр есть попав­ших к нему в лапы путешественников, а лев терзать без разбору того, другого и третьего, по­тому что читатель должен понять: пить-есть всякому надо». Впоследствии автор удивлялся, что же он хотел увидеть в зверинце. «Пару львов, вырвавшихся из клетки и доедающих в углу галерки не успевшего удрать матроса? Индейца, старательно снимающего скальпы со всего первого ряда обезумевших от ужаса зри­телей? Негра, разложившего костер из выло­манных досок слоновой загородки и поджари­вающего на этом костре мучного торговца Слуцкина?» Вероятно, именно такое зрелище пришлось бы по душе мальчику.

Когда мальчик с отцом посмотрели представ­ление и пошли домой, отец радостно сообщил, что вечером пригласил к себе в гости хозяина зверинца, индейца и негра. И вечером мальчика постигло очередное разочарование. Индеец Ва-пити и негр Башелико были одеты в пиджа­ки, которые не шли им совершенно. Был празд­ник Пасхи, и негр, и индеец вместе с хозяином зверинца христосовались с отцом и мамой. Мальчику казалось чудовищным, что негр-каннибал христосовался, а также что христосовался краснокожий индеец. Ведь они не должны были этого делать. Мальчика разочаровало, что они ели куличи и крашеные яйца. Потом они выпи­ли наливки. Отец мальчика стал петь украин­скую песню «Виют витры, виют буйны…», а ин­деец ему подпевал. Негр стал танцевать с теткой польку-мазурку.

На следующее утро мальчик с грустью пошел на берег моря. Он перелистал свои любимые кни­ги Буссенара в последний раз. Теперь он уже не мог читать о приключениях. Он теперь воспри­нимал негров и индейцев как своих вчерашних гостей, совершенно обычных людей. Мальчик был очень расстроен. Он сказал: «Прощай, мое детство, мое сладкое, изумительно интересное детство…» После этого мальчик вырыл в песке под скалой яму, положил в нее все томики фран­цуза Буссенара и англичанина капитана Майн Рида. После этого он засыпал эту могилу. Он больше не думал о пиратах, путешествиях и при­ключениях. Мальчик повзрослел, стал иначе воспринимать жизнь.

Дети смотрят на мир другими глазами. В от­личие от взрослых их тяготит скучная, однооб­разная жизнь, привлекает все яркое, необычное. Главный герой рассказа Аверченко не исключе­ние. Он грезил небывалыми приключениями. В книгах, которые он любил читать, индейцы и негры были людьми воинственными, бесстраш­ными. И он был по-настоящему разочарован, ког­да увидел обыкновенных людей, нисколько не по­хожих на тех, кто были описаны в книге. Мальчику пришлось принять эту действитель­ность и повзрослеть. Ведь взрослыми мы стано­вимся не из-за количества прожитых лет, а из-за приобретенного опыта, который помогает лучше понимать жизнь и окружающих людей.

Аркадий Аверченко – Смерть африканского охотника

Аркадий Аверченко – Смерть африканского охотника краткое содержание

Смерть африканского охотника – читать онлайн бесплатно полную версию (весь текст целиком)

Аркадий Тимофеевич Аверченко

Смерть африканского охотника

Общие рассуждения. Скала

Мой друг, моральный воспитатель и наставник Борис Попов, провозившийся со мной все мои юношеские годы, часто говорил своим глухим, ласковым голосом:

— Знаете, как бы я нарисовал картину «Жизнь»? По необъятному полю, изрытому могилами, тяжело движется громадная стеклянная стена… Люди с безумно выкатившимися глазами, напряженными мускулами рук и спины хотят остановить ее наступательное движение, бьются у нижнего края ее, но остановить ее невозможно. Она движется и сваливает людей в подвернувшиеся ямы — одного за другим… Одного за другим! Впереди ее — пустые отверстые могилы; сзади — наполненные, засыпанные могилы. И кучка живых людей у края видит прошлое: могилы, могилы и могилы. А остановить стену невозможно. Все мы свалимся в ямы. Все.

Читайте также:  Дети - краткое содержание книги Аверченко

Я вспоминаю эту ненаписанную картину и, пока еще стеклянная стена не смела меня в могилу, хочу признаться в одном чудовищном поступке, совершенном мною в дни моего детства. Об этом поступке никто не знает, а поступок дикий и для детского возраста неслыханный: у основания большой желтой скалы, на берегу моря, недалеко от Севастополя, в пустынном месте — я закопал в песке, я похоронил одного англичанина и одного француза…

Мир праху вашему — краснобаи и обманщики!

Стеклянная стена движется на меня, но я прикладываю к ней лицо и, сплюснув нос, вижу оставшееся позади: моего отца, индейца Ва-пити и негра Башелико. А за ними в тяжелых прыжках и извивах мощных тел мечутся львы, тигры и гиены.

Это все главные действующие лица той истории, которая окончилась таинственными похоронами у основания большой скалы на пустынном морском берегу.

Мои родители жили в Севастополе, чего я никак не мог понять в то время: как можно было жить в Севастополе, когда существуют Филиппинские острова, южный берег Африки, пограничные города Мексики, громадные прерии Северной Америки, мыс Доброй Надежды, реки Оранжевая, Амазонка, Миссисипи и Замбези.

Меня, десятилетнего пионера в душе, местожительство отца не удовлетворяло.

А занятие? Отец торговал чаем, мукой, свечами, овсом и сахаром.

Конечно, я ничего не имел против торговли… но вопрос: чем торговать? Я допускал торговлю кошенилью, слоновой костью, вымененной у туземцев на безделушки, золотым песком, хинной коркой, драгоценным розовым деревом, сахарным тростником… Я признавал даже такое опасное занятие, как торговля черным деревом (негроторговцы так называют негров).

Но мыло! Но свечи! Но пиленый сахар!

Проза жизни тяготила меня. Я уходил на несколько верст от города и, пролеживая целыми днями на пустынном берегу моря, у подножия одинокой скалы, мечтал…

Пиратское судно решило пристать к этому месту, чтобы закопать награбленное сокровище: скованный железом сундук, полный старинных испанских дублонов, гиней, золотых бразильских и мексиканских монет и разной золотой, осыпанной драгоценными камнями утвари…

Грубые голоса, загорелые лица, хриплый смех и ром, ром без конца…

Я, спрятавшись в одному мне известном углублении на верхушке скалы, молча слежу за всем происходящим: мускулистые руки энергично роют песок, опускают в яму тяжелый сундук, засыпают его и, сделав на скале таинственную отметку, уезжают на новые грабежи и приключения. Одну минуту я колеблюсь: не примазаться ли к ним? Хорошо поездить вместе, погреться под жарким экваториальным солнцем, пограбить мимо идущих «купцов», сцепиться на абордаж с английским бригом, дорого продавая свою жизнь, потому что встреча с англичанами — верный галстук на шею.

С другой стороны, можно к пиратам и не примазываться. Другая комбинация не менее заманчива: вырыть сундук с дублонами, притащить к отцу, а потом купить на «вырученные деньги» фургон, в которых ездят южно-африканские боэры, оружия, припасов, нанять нескольких охотников для компании да и двинуться на африканские алмазные поля.

Положим, отец и мать забракуют Африку! Но Боже ты мой! Остается прекрасная Северная Америка с бизонами, бесконечными прериями, мексиканскими вакеро и раскрашенными индейцами. Ради такой благодати стоило бы рискнуть скальпами — ха-ха!

Солнце накаливает морской песок у моих ног, тени постепенно удлиняются, а я, вытянувшись в холодке под облюбованной мною скалой, книга за книгой поглощаю двух своих любимцев: Луи Буссенара и капитана Майн Рида.

«…Расположившись под тенью гигантского баобаба, путешественники с удовольствием вдыхали вкусный аромат жарившейся над костром передней ноги слона. Негр Геркулес сорвал несколько плодов хлебного дерева и присоединил их к вкусному жаркому. Основательно позавтракав и запив жаркое несколькими глотками кристальной воды из ручья, разбавленной ромом, наши путешественники, и т. д.».

Я глотаю слюну и шепчу, обуреваемый завистью:

— Умеют же жить люди! Ну-с… позавтракаем и мы.

Из тайного хранилища в расселине скалы я вынимаю пару холодных котлет, тарань, кусок пирога с мясом, бутылку бузы и — начинаю насыщаться, изредка поглядывая на чистый морской горизонт: не приближается ли пиратское судно?

А тени все длиннее и длиннее…

Пора и в свой блокгауз на Ремесленной улице.

Я думаю, — скала эта на пустынном берегу стоит и до сих пор, и расселина сохранилась, и на дне ее, вероятно, еще лежит сломанный ножик и баночка с порохом — там все по-прежнему, а мне уже тридцать два года, и все чаще кто-нибудь из добрых друзей восклицает с радостным смехом:

— Гляди-ка! А ведь у тебя тоже появился седой волос.

Не знаю, кто из нас был большим ребенком, — я или мой отец.

Во всяком случае, я, как истый краснокожий, не был бы способен на такое бурное проявление восторга, как отец в тот момент, когда он сообщил мне, что к нам едет настоящий зверинец, который пробудет всю Святую неделю и, может быть (в этом месте отец подмигнул с видом дипломата, разоблачающего важную государственную тайну), останется и до мая.

Внутри у меня все замерло от восторга, но наружно я не подал виду.

Подумаешь, зверинец! Какие там звери? Небось, и агути нет, и гну, и анаконды — матери вод, не говоря уж о жирафах, пеккари и муравьедах.

— Понимаешь — львы есть! Тигры! Крокодил! Удав! Укротители и хозяин у меня кое-что в лавке покупают, так говорили. Вот это, брат, штука! Индеец там есть — стрелок, и негр.

— А что негр делает? — спросил я с побледневшим от восторга лицом.

— Да уж что-нибудь делает, — неопределенно промямлил отец. — Даром держать не будут.

Смерть африканского охотника – краткое содержание рассказа Аверченко

  • ЖАНРЫ 359
  • АВТОРЫ 258 075
  • КНИГИ 592 356
  • СЕРИИ 22 118
  • ПОЛЬЗОВАТЕЛИ 552 696

Аркадий Тимофеевич Аверченко

Смерть африканского охотника

Общие рассуждения. Скала

Мой друг, моральный воспитатель и наставник Борис Попов, провозившийся со мной все мои юношеские годы, часто говорил своим глухим, ласковым голосом:

— Знаете, как бы я нарисовал картину «Жизнь»? По необъятному полю, изрытому могилами, тяжело движется громадная стеклянная стена… Люди с безумно выкатившимися глазами, напряженными мускулами рук и спины хотят остановить ее наступательное движение, бьются у нижнего края ее, но остановить ее невозможно. Она движется и сваливает людей в подвернувшиеся ямы — одного за другим… Одного за другим! Впереди ее — пустые отверстые могилы; сзади — наполненные, засыпанные могилы. И кучка живых людей у края видит прошлое: могилы, могилы и могилы. А остановить стену невозможно. Все мы свалимся в ямы. Все.

Я вспоминаю эту ненаписанную картину и, пока еще стеклянная стена не смела меня в могилу, хочу признаться в одном чудовищном поступке, совершенном мною в дни моего детства. Об этом поступке никто не знает, а поступок дикий и для детского возраста неслыханный: у основания большой желтой скалы, на берегу моря, недалеко от Севастополя, в пустынном месте — я закопал в песке, я похоронил одного англичанина и одного француза…

Мир праху вашему — краснобаи и обманщики!

Стеклянная стена движется на меня, но я прикладываю к ней лицо и, сплюснув нос, вижу оставшееся позади: моего отца, индейца Ва-пити и негра Башелико. А за ними в тяжелых прыжках и извивах мощных тел мечутся львы, тигры и гиены.

Это все главные действующие лица той истории, которая окончилась таинственными похоронами у основания большой скалы на пустынном морском берегу.

Мои родители жили в Севастополе, чего я никак не мог понять в то время: как можно было жить в Севастополе, когда существуют Филиппинские острова, южный берег Африки, пограничные города Мексики, громадные прерии Северной Америки, мыс Доброй Надежды, реки Оранжевая, Амазонка, Миссисипи и Замбези.

Меня, десятилетнего пионера в душе, местожительство отца не удовлетворяло.

А занятие? Отец торговал чаем, мукой, свечами, овсом и сахаром.

Конечно, я ничего не имел против торговли… но вопрос: чем торговать? Я допускал торговлю кошенилью, слоновой костью, вымененной у туземцев на безделушки, золотым песком, хинной коркой, драгоценным розовым деревом, сахарным тростником… Я признавал даже такое опасное занятие, как торговля черным деревом (негроторговцы так называют негров).

Но мыло! Но свечи! Но пиленый сахар!

Проза жизни тяготила меня. Я уходил на несколько верст от города и, пролеживая целыми днями на пустынном берегу моря, у подножия одинокой скалы, мечтал…

Пиратское судно решило пристать к этому месту, чтобы закопать награбленное сокровище: скованный железом сундук, полный старинных испанских дублонов, гиней, золотых бразильских и мексиканских монет и разной золотой, осыпанной драгоценными камнями утвари…

Грубые голоса, загорелые лица, хриплый смех и ром, ром без конца…

Я, спрятавшись в одному мне известном углублении на верхушке скалы, молча слежу за всем происходящим: мускулистые руки энергично роют песок, опускают в яму тяжелый сундук, засыпают его и, сделав на скале таинственную отметку, уезжают на новые грабежи и приключения. Одну минуту я колеблюсь: не примазаться ли к ним? Хорошо поездить вместе, погреться под жарким экваториальным солнцем, пограбить мимо идущих «купцов», сцепиться на абордаж с английским бригом, дорого продавая свою жизнь, потому что встреча с англичанами — верный галстук на шею.

С другой стороны, можно к пиратам и не примазываться. Другая комбинация не менее заманчива: вырыть сундук с дублонами, притащить к отцу, а потом купить на «вырученные деньги» фургон, в которых ездят южно-африканские боэры, оружия, припасов, нанять нескольких охотников для компании да и двинуться на африканские алмазные поля.

Положим, отец и мать забракуют Африку! Но Боже ты мой! Остается прекрасная Северная Америка с бизонами, бесконечными прериями, мексиканскими вакеро и раскрашенными индейцами. Ради такой благодати стоило бы рискнуть скальпами — ха-ха!

Солнце накаливает морской песок у моих ног, тени постепенно удлиняются, а я, вытянувшись в холодке под облюбованной мною скалой, книга за книгой поглощаю двух своих любимцев: Луи Буссенара и капитана Майн Рида.

«…Расположившись под тенью гигантского баобаба, путешественники с удовольствием вдыхали вкусный аромат жарившейся над костром передней ноги слона. Негр Геркулес сорвал несколько плодов хлебного дерева и присоединил их к вкусному жаркому. Основательно позавтракав и запив жаркое несколькими глотками кристальной воды из ручья, разбавленной ромом, наши путешественники, и т. д.».

Я глотаю слюну и шепчу, обуреваемый завистью:

— Умеют же жить люди! Ну-с… позавтракаем и мы.

Из тайного хранилища в расселине скалы я вынимаю пару холодных котлет, тарань, кусок пирога с мясом, бутылку бузы и — начинаю насыщаться, изредка поглядывая на чистый морской горизонт: не приближается ли пиратское судно?

А тени все длиннее и длиннее…

Пора и в свой блокгауз на Ремесленной улице.

Я думаю, — скала эта на пустынном берегу стоит и до сих пор, и расселина сохранилась, и на дне ее, вероятно, еще лежит сломанный ножик и баночка с порохом — там все по-прежнему, а мне уже тридцать два года, и все чаще кто-нибудь из добрых друзей восклицает с радостным смехом:

— Гляди-ка! А ведь у тебя тоже появился седой волос.

Аркадий Аверченко – Смерть африканского охотника

Аркадий Аверченко – Смерть африканского охотника краткое содержание

Смерть африканского охотника читать онлайн бесплатно

Аркадий Тимофеевич Аверченко

Смерть африканского охотника

Общие рассуждения. Скала

Мой друг, моральный воспитатель и наставник Борис Попов, провозившийся со мной все мои юношеские годы, часто говорил своим глухим, ласковым голосом:

— Знаете, как бы я нарисовал картину «Жизнь»? По необъятному полю, изрытому могилами, тяжело движется громадная стеклянная стена… Люди с безумно выкатившимися глазами, напряженными мускулами рук и спины хотят остановить ее наступательное движение, бьются у нижнего края ее, но остановить ее невозможно. Она движется и сваливает людей в подвернувшиеся ямы — одного за другим… Одного за другим! Впереди ее — пустые отверстые могилы; сзади — наполненные, засыпанные могилы. И кучка живых людей у края видит прошлое: могилы, могилы и могилы. А остановить стену невозможно. Все мы свалимся в ямы. Все.

Читайте также:  Дюжина ножей в спину революции - краткое содержание сборника Аверченко

Я вспоминаю эту ненаписанную картину и, пока еще стеклянная стена не смела меня в могилу, хочу признаться в одном чудовищном поступке, совершенном мною в дни моего детства. Об этом поступке никто не знает, а поступок дикий и для детского возраста неслыханный: у основания большой желтой скалы, на берегу моря, недалеко от Севастополя, в пустынном месте — я закопал в песке, я похоронил одного англичанина и одного француза…

Мир праху вашему — краснобаи и обманщики!

Стеклянная стена движется на меня, но я прикладываю к ней лицо и, сплюснув нос, вижу оставшееся позади: моего отца, индейца Ва-пити и негра Башелико. А за ними в тяжелых прыжках и извивах мощных тел мечутся львы, тигры и гиены.

Это все главные действующие лица той истории, которая окончилась таинственными похоронами у основания большой скалы на пустынном морском берегу.

Мои родители жили в Севастополе, чего я никак не мог понять в то время: как можно было жить в Севастополе, когда существуют Филиппинские острова, южный берег Африки, пограничные города Мексики, громадные прерии Северной Америки, мыс Доброй Надежды, реки Оранжевая, Амазонка, Миссисипи и Замбези.

Меня, десятилетнего пионера в душе, местожительство отца не удовлетворяло.

А занятие? Отец торговал чаем, мукой, свечами, овсом и сахаром.

Конечно, я ничего не имел против торговли… но вопрос: чем торговать? Я допускал торговлю кошенилью, слоновой костью, вымененной у туземцев на безделушки, золотым песком, хинной коркой, драгоценным розовым деревом, сахарным тростником… Я признавал даже такое опасное занятие, как торговля черным деревом (негроторговцы так называют негров).

Но мыло! Но свечи! Но пиленый сахар!

Проза жизни тяготила меня. Я уходил на несколько верст от города и, пролеживая целыми днями на пустынном берегу моря, у подножия одинокой скалы, мечтал…

Пиратское судно решило пристать к этому месту, чтобы закопать награбленное сокровище: скованный железом сундук, полный старинных испанских дублонов, гиней, золотых бразильских и мексиканских монет и разной золотой, осыпанной драгоценными камнями утвари…

Грубые голоса, загорелые лица, хриплый смех и ром, ром без конца…

Я, спрятавшись в одному мне известном углублении на верхушке скалы, молча слежу за всем происходящим: мускулистые руки энергично роют песок, опускают в яму тяжелый сундук, засыпают его и, сделав на скале таинственную отметку, уезжают на новые грабежи и приключения. Одну минуту я колеблюсь: не примазаться ли к ним? Хорошо поездить вместе, погреться под жарким экваториальным солнцем, пограбить мимо идущих «купцов», сцепиться на абордаж с английским бригом, дорого продавая свою жизнь, потому что встреча с англичанами — верный галстук на шею.

С другой стороны, можно к пиратам и не примазываться. Другая комбинация не менее заманчива: вырыть сундук с дублонами, притащить к отцу, а потом купить на «вырученные деньги» фургон, в которых ездят южно-африканские боэры, оружия, припасов, нанять нескольких охотников для компании да и двинуться на африканские алмазные поля.

Положим, отец и мать забракуют Африку! Но Боже ты мой! Остается прекрасная Северная Америка с бизонами, бесконечными прериями, мексиканскими вакеро и раскрашенными индейцами. Ради такой благодати стоило бы рискнуть скальпами — ха-ха!

Солнце накаливает морской песок у моих ног, тени постепенно удлиняются, а я, вытянувшись в холодке под облюбованной мною скалой, книга за книгой поглощаю двух своих любимцев: Луи Буссенара и капитана Майн Рида.

«…Расположившись под тенью гигантского баобаба, путешественники с удовольствием вдыхали вкусный аромат жарившейся над костром передней ноги слона. Негр Геркулес сорвал несколько плодов хлебного дерева и присоединил их к вкусному жаркому. Основательно позавтракав и запив жаркое несколькими глотками кристальной воды из ручья, разбавленной ромом, наши путешественники, и т. д.».

Я глотаю слюну и шепчу, обуреваемый завистью:

— Умеют же жить люди! Ну-с… позавтракаем и мы.

Из тайного хранилища в расселине скалы я вынимаю пару холодных котлет, тарань, кусок пирога с мясом, бутылку бузы и — начинаю насыщаться, изредка поглядывая на чистый морской горизонт: не приближается ли пиратское судно?

А тени все длиннее и длиннее…

Пора и в свой блокгауз на Ремесленной улице.

Я думаю, — скала эта на пустынном берегу стоит и до сих пор, и расселина сохранилась, и на дне ее, вероятно, еще лежит сломанный ножик и баночка с порохом — там все по-прежнему, а мне уже тридцать два года, и все чаще кто-нибудь из добрых друзей восклицает с радостным смехом:

— Гляди-ка! А ведь у тебя тоже появился седой волос.

Не знаю, кто из нас был большим ребенком, — я или мой отец.

Во всяком случае, я, как истый краснокожий, не был бы способен на такое бурное проявление восторга, как отец в тот момент, когда он сообщил мне, что к нам едет настоящий зверинец, который пробудет всю Святую неделю и, может быть (в этом месте отец подмигнул с видом дипломата, разоблачающего важную государственную тайну), останется и до мая.

Внутри у меня все замерло от восторга, но наружно я не подал виду.

Подумаешь, зверинец! Какие там звери? Небось, и агути нет, и гну, и анаконды — матери вод, не говоря уж о жирафах, пеккари и муравьедах.

— Понимаешь — львы есть! Тигры! Крокодил! Удав! Укротители и хозяин у меня кое-что в лавке покупают, так говорили. Вот это, брат, штука! Индеец там есть — стрелок, и негр.

— А что негр делает? — спросил я с побледневшим от восторга лицом.

— Да уж что-нибудь делает, — неопределенно промямлил отец. — Даром держать не будут.

— Да племени, брат, хорошего, сразу видно. Весь черный, как ни поверни На первый день пасхи пойдем — увидишь.

Кто поймет мое чувство, с которым я нырнул под красную кумачовую с желтыми украшениями отделку балагана? Кто оценит симфонию звуков хриплого аристона, хлопанья бича и потрясающего рева льва?

Где слова для передачи сложного дивного сочетания трех запахов: львиной клетки, конского навоза и пороха.

Эх, очерствели мы.

Однако когда я опомнился, многое в зверинце перестало мне нравиться.

Негр должен быть голым, кроме бедер, покрытых яркой бумажной материей. А тут я увидел профанацию: негра в красном фраке, с нелепым зеленым цилиндром на голове. Во-вторых, негр должен быть грозен. А этот показывал какие-то фокусы, бегал по рядам публики, вынимая из всех карманов замасленные карты, и вообще относился ко всем очень заискивающе.

В-третьих — тяжелое впечатление произвел на меня Ва-пити, — индеец, стрелок из лука. Правда, он был в индейском национальном костюме, украшен какой-то шкурой и утыкан перьями, как петух, но… где же скальпы? Где ожерелье из зубов серого медведя-гризли?

Нет, все это не то.

И потом: человек стреляет из лука — во что? — в черный кружок, нарисованный на деревянной доске.

И это в то время, когда в двух шагах от него сидят его злейшие враги, бледнолицые!

— Стыдись, Ва-пити, краснокожая собака! — хотел сказать я ему. — Твое сердце трусливо, и ты уже забыл, как бледнолицые отняли у тебя пастбище, сожгли вигвам и угнали твоего мустанга. Другой порядочный индеец не стал бы раздумывать, а влепил бы сразу парочку стрел в физиономию вон тому акцизному чиновнику, сытый вид которого доказывает, что гибель вигвама и угон мустанга не обошлись без его содействия.

Увы! Ва-пити забыл заветы своих предков. Ни одного скальпа не содрал он сегодня, а просто раскланялся на аплодисменты и ушел. Прощай, трусливая собака!

Чем дальше, тем больше падало мое настроение: худосочная девица надевала себе на шею удава, будто это был вязаный шерстяной платок.

Живой удав — и он стерпел это, не обвил негодницу своими смертоносными кольцами? Не сжал ее так, чтобы кровь из нее брызнула во все стороны?! Червяк ты несчастный, а не удав!

Краткое содержание: Смерть африканского охотника

Смерть африканского охотника

Автор вспоминает об одном «чудовищном по­ступке», совершенном в дни детства. «Об этом поступке никто не знает, а поступок дикий и для детского возраста неслыханный: у основания большой желтой скалы, на берегу моря, недале­ко от Севастополя, в пустынном месте я закопал в песке, я похоронил одного англичанина и одно­го француза…» Такое признание может напу­гать читателя. Но по мере прочтения рассказа выясняется, что имел в виду автор.

Он говорит о своем детстве. Его родители жи­ли в Севастополе.

Не устраивало его и занятие отца. Отец торговал ча­ем, мукой, свечами, овсом и сахаром. Мальчик был не против торговли.

Но он считал, что торго­вать следует совершенно другими вещами. «Я допускал торговлю кошенилью, слоновой кос­тью, выменянной у туземцев на безделушки, зо­лотым песком,

Мальчика тяготила проза жизни. И поэтому он часто уходил на морской берег и мечтал. В мечтах он видел себя пиратом или путешест­венником. Автор очень любил читать Луи Буссенара и Майн Рида.

И поэтому мысли о морских странствиях, о невиданных кладах, о сражениях волновали его. А обыденная, простая жизнь ка­залась скучной, серой, неинтересной.

Однажды отец с радостью сообщил мальчику, что в город приезжает настоящий зверинец. Мальчик пришел в восторг. Но, конечно, он не по­дал виду.

Отец сообщил, что в зверинце есть львы, тигры, удав, крокодил. Там также был стрелок, индеец и негр. Узнав эту новость, мальчик очень обрадовался.

Он шел в зверинец с замирающим сердцем. Но практически сразу разочаровался. Сначала ему не понравился негр. Мальчик счи­тал, что негр должен быть практически голым, только набедренная повязка должна быть сдела­на из яркой ткани.

В зверинце негр был одет в красный фрак и на голове у него был зеленый цилиндр. Мальчик считал, что негр должен быть грозным. Но этот негр был забавным, показывал фокусы и заискивающе смотрел на всех.

На мальчика произвел тяжелое впечатление индеец, стрелок из лука Ва-пити. На нем был ин­дейский национальный костюм, он был украшен шкурой и перьями. Но на нем не было человече­ских скальпов, не было также ожерелья из зубов серого медведя. Индеец стрелял из лука в мишень. Мальчику это казалось неправильным.

Ведь в зри­тельном зале сидели бледнолицые, кровные враги индейца. По логике вещей он должен был стре­лять в них. Мальчика возмущало, что индеец это­го не делает.

Ему казалось, что индеец забыл сво­их предков, что он просто трусливый.

Мальчику не понравилось и выступление удава, которого девица надевала себе на шею. По его мне­нию, удав не должен был терпеть это, он обязан был задушить девицу. Выступление льва тоже ра­зочаровало мальчика.

Ведь грозный царь зверей мог разорвать укротителя, но он этого не делал.

Став взрослым, автор вспоминал свои тог­дашние впечатления и понимал, что он рассуж­дал, основываясь на мысли, что у каждого свое предназначение. «Всякий должен делать свое дело: индеец снимать скальп, негр есть попав­ших к нему в лапы путешественников, а лев терзать без разбору того, другого и третьего, по­тому что читатель должен понять: пить-есть всякому надо». Впоследствии автор удивлялся, что же он хотел увидеть в зверинце. «Пару львов, вырвавшихся из клетки и доедающих в углу галерки не успевшего удрать матроса? Индейца, старательно снимающего скальпы со всего первого ряда обезумевших от ужаса зри­телей?

Негра, разложившего костер из выло­манных досок слоновой загородки и поджари­вающего на этом костре мучного торговца Слуцкина?» Вероятно, именно такое зрелище пришлось бы по душе мальчику.

Читайте также:  Деревянные кони - краткое содержание книги Абрамова

Когда мальчик с отцом посмотрели представ­ление и пошли домой, отец радостно сообщил, что вечером пригласил к себе в гости хозяина зверинца, индейца и негра. И вечером мальчика постигло очередное разочарование. Индеец Ва-пити и негр Башелико были одеты в пиджа­ки, которые не шли им совершенно.

Был празд­ник Пасхи, и негр, и индеец вместе с хозяином зверинца христосовались с отцом и мамой. Мальчику казалось чудовищным, что негр-каннибал христосовался, а также что христосовался краснокожий индеец. Ведь они не должны были этого делать. Мальчика разочаровало, что они ели куличи и крашеные яйца.

Потом они выпи­ли наливки. Отец мальчика стал петь украин­скую песню «Виют витры, виют буйны…», а ин­деец ему подпевал. Негр стал танцевать с теткой польку-мазурку.

На следующее утро мальчик с грустью пошел на берег моря. Он перелистал свои любимые кни­ги Буссенара в последний раз. Теперь он уже не мог читать о приключениях. Он теперь воспри­нимал негров и индейцев как своих вчерашних гостей, совершенно обычных людей. Мальчик был очень расстроен.

Он сказал: «Прощай, мое детство, мое сладкое, изумительно интересное детство…» После этого мальчик вырыл в песке под скалой яму, положил в нее все томики фран­цуза Буссенара и англичанина капитана Майн Рида. После этого он засыпал эту могилу. Он больше не думал о пиратах, путешествиях и при­ключениях.

Мальчик повзрослел, стал иначе воспринимать жизнь.

Дети смотрят на мир другими глазами. В от­личие от взрослых их тяготит скучная, однооб­разная жизнь, привлекает все яркое, необычное. Главный герой рассказа Аверченко не исключе­ние. Он грезил небывалыми приключениями. В книгах, которые он любил читать, индейцы и негры были людьми воинственными, бесстраш­ными.

И он был по-настоящему разочарован, ког­да увидел обыкновенных людей, нисколько не по­хожих на тех, кто были описаны в книге. Мальчику пришлось принять эту действитель­ность и повзрослеть. Ведь взрослыми мы стано­вимся не из-за количества прожитых лет, а из-за приобретенного опыта, который помогает лучше понимать жизнь и окружающих людей.

Дайджест:

Фольклор американских негров — африканского происхождения Фольклор американских негров — африканского происхождения. Поэтому, как к первоисточнику, при изучении негритянского народного творчества обращаются чаще к африканскому фольклору. Однако есть своя специфика в творчестве именно американских негров, судьба. .

Краткое содержание романа А. Кристи «Смерть приходит в конце» 2000 год до н. э. Древнеегипетские Фивы. Дочь Имхотепа Ренисенб после смерти любимого мужа возвращается с маленькой дочкой в дом отца. Имхотеп в это время находится в отъезде. В его. .

Краткое содержание «Смерть коммивояжера» Миллера Артур Миллер Произведение «Смерть коммивояжера» Звучит незамысловатая мелодия — о траве, небесном просторе, листве. Шестидесятилетний коммивояжер Вилли Ломен с двумя большими чемоданами идет к своему нью-йоркскому домику, зажатому между небоскребами. .

Краткое содержание Записки охотника Однодворец Овсянников в сокращении Овсянников был человеком высоким, достаточно полным, лет 70. Лицо его напоминало лицо Крылова. Манерой держаться в обществе и одеждой он похож был на зажиточного купца. А своей важностью, ленью, упорством. .

Краткое содержание пьесы Миллера «Смерть коммивояжера» Звучит незамысловатая мелодия — о траве, небесном просторе, листве… Шестидесятилетний коммивояжер Вилли Ломен с двумя большими чемоданами идет к своему нью-йоркскому домику, зажатому между небоскребами. Он очень изнурен и немного. .

Краткое содержание Записки охотника Контора в сокращении Однажды летом 1853 года двое молодых людей на берегу Москвы-реки начали спор. Одного из них звали Андрей Берсенев. Он был блестяще образованным молодым юношей, выпускником Московского университета, нацеленным на ученую. .

Краткое содержание рассказа Серафимовича «Воробьиная ночь» Ы На берегу, возле парома, стоял маленький дощатый домик. В комнате спали паромщик Кирилл и мальчик лет 10 Вася. Еще ранней весной привела мать Васю к Кириллу. Работал Вася только. .

Краткое содержание «Записки охотника: Хорь и Калиныч» Тургенева Тургенев Иван Сергеевич Произведение «Записки охотника: Хорь и Калиныч» Рассказ начинается рассуждением автора о том, чем и как различаются люди, живущие в Орловской губернии и Калужс-кой. «Орловский мужик невелик ростом. .

Краткое содержание Записки охотника Певцы в сокращении Село под названием «Котловка» располагается на скате холма, который рассечен глубоким оврагом. Этот овраг проходит по середины улицы. Недалеко от начала оврага находится четырехугольная избушка, которая покрыта соломой. На самом. .

Краткое содержание «Воробьиная ночь» Серафимовича Серафимович Александр Серафимович Произведение «Воробьиная ночь» На берегу, возле парома, стоял маленький дощатый домик. В комнате спали паромщик Кирилл и мальчик лет 10 Вася. Еще ранней весной привела мать Васю. .

Краткое содержание Записки охотника Ермолай и мельничиха в сокращении Ближе к вечеру я с Ермолаем вышел на охоту в вальдшнепов. Ермолай был охотником, человеком лет 45, он высокий, худой, у него был длинный нос, узкий лоб, серые глаза и. .

Краткое содержание Записки охотника Стучит в сокращении В начале июля мы с Ермолаем охотились на тетеревов. После успешной охоты, я собрался отдохнуть, однако вошедший ко мне Ермолай заявил, что закончилась дробь. Ее можно было купить в находящейся. .

Краткое содержание Записки охотника Касьян с Красивой мечи в сокращении Однажды, летним душным днем в тряско тележке я возвращался домой. Как вдруг забеспокоился мой кучер. Я заметил, взглянув вперед, что нам путь пересек похоронный обоз. Это являлось дурной приметой, и. .

Краткое содержание Записки охотника Бурмистр в сокращении Неподалеку от моей усадьбы живет юный помещик, Пеночкин Аркадий Павлович, офицер в отставке. Он здравомыслящий и вежливый человек, о своих подданных печет и наказывает для их же блага. Он небольшого. .

Краткое содержание Записки охотника Два помещика в сокращении Разрешите я познакомлю вас с теми двумя помещиками, у которых постоянно охотился. Одного из них звали Вячеславом Илларионовичем Хвалынским. Он был генерал-майором в отставке. Когда-то мужчина привлекал дам своим ростом. .

Краткое содержание Записки охотника Свидание в сокращении Мне пора уже было уезжать в Москву, стояла середина сентября, но осень была такой ясной и теплой, что я решил повременить с делами, которые ожидали меня по возвращении, и дать. .

Краткое содержание Записки охотника Лебедянь в сокращении Пять лет назад посчастливилось мне попасть в Лебедянь. Тогда был самый разгар ярмарки. По приезде я решил остановится в местной гостинице. После небольшого отдыха, когда я узнал от полового, что. .

Краткое содержание Записки охотника Лес и степь в сокращении Каждый романтик и любитель природы завидует белой завистью охотникам, которые во время охоты растворяются в красоте и величии дикой природы. Перед ними открывается вся жизнь живой природы, скрытая от общих. .

Краткое содержание трагедии Гельдерлина «Смерть Эмпедокла» В центре неоконченной пьесы — образ древнегреческого мыслителя, государственного деятеля, поэта, врачевателя Эмпедокла, жившего в 483-423 гг. до н. э. Действие происходит на родине философа — в городке Агригенте на. .

Краткое содержание повести Толстого «Смерть Ивана Ильича» В перерыве заседания члены Судебной палаты узнают из газеты о смерти Ивана Ильича Головина, последовавшей 4 февраля 1882 г. после нескольких недель неизлечимой болезни. Сотоварищи покойного, любившие его, невольно рассчитывают. .

Краткое содержание Записки охотника Уездный лекарь в сокращении Я бы хотел рассказать вам историю, поведанную мне доктором одного уездного городка, в котором мне посчастливилось быть. Эскулапа привезли лечить меня от простуды, полученной на охоте. Свиду это был невысокий. .

Краткое содержание Записки охотника Малиновая вода в сокращении Довелось мне охотиться в жаркий денек августа. Еле-еле смог добраться я до берега реки Исты. Здесь можно было вдоволь напиться из ключа с красивым названием «Малиновая вода», что я и. .

Краткое содержание Записки охотника Мой сосед Радилов в сокращении Как-то осенью мы с Ермолаем решили поохотится на вальдшнепов в заброшенном саду, которых много в Орловской губернии. Позже оказалось, что этот сад находится в имении помещика Радилова. Он пригласил меня. .

Краткое содержание драмы Бюхнера «Смерть Дантона» Ы Жорж Дантон и Эро-Сешель, его соратник в Национальном конвенте, играют в карты с дамами, среди которых Жюли, жена Дантона. Дантон апатично разглагольствует о женщинах, их обаянии и коварстве, о. .

Краткое содержание Записки охотника Петр Петрович Каратаев в сокращении Пару лет назад, по дороге из Москвы в Тулу, занесло меня в почтовый дом. Так получилось, что просидеть пришлось мне там почти целый день. Заняться было нечем, и единственным развлечением. .

Краткое содержание «Великан-эгоист» Уайльда Оскар Уайльд Произведение «Великан-эгоист» Каждый день после школы дети играли в чудесно-красивом саду. Но однажды вернулся великан — хозяин этого сада. Он выгнал всех детей и запретил им возвращаться. Он. .

Краткое содержание рассказа Чехова «Смерть чиновника» Экзекутор Иван Дмитриевич Червяков смотрит в театре спектакль «Корневильские колокола». Во время представления Червяков чихает и обрызгивает старичка, в котором признает статского генерала Бризжалова, служащего по ведомству путей сообщения. Сконфуженный. .

«Мальчик у Христа на елке» Достоевского краткое содержание Мальчик с ручкой Перед елкой и на елке рассказчик постоянно видит маленького мальчика «с ручкой» — так называют тех, кто клянчит милостыню. Происходят эти маленькие попрошайки из неблагополучных семей, и. .

Краткое содержание романа А. Кристи «Смерть в облаках» Из Парижа в Лондон отправляется небольшой самолет. Одна из пассажирок, Джейн Грей, неравнодушна к сидящему перед ней молодому человеку Норману Геэлю, дантисту, с которым она уже однажды встречалась. Во время. .

«Звезда и смерть Хоакина Мурьеты» краткое содержание Действие происходит в 1850-1853 гг. Хор начинает рассказ о славном разбойнике Хоакине Мурьете, призрак которого до сих пор витает над Калифорнией, вольном чилийце, погибшем на чужбине. Мальчики-газетчики выкрикивают новости: в. .

Краткое содержание Записки охотника Татьяна Борисовна и ее племянник в сокращении После смерти мужа Татьяна Борисовна поселилась в небольшом поместье. Это удивительная женщина лет 50-ти, с большими серыми глазами навыкате, двойным подбородком и румяными щеками, лицо ее дышит лаской. Возможности получить. .

Краткое содержание рассказа Серафимовича «Маленький шахтер» Ы Отец-шахтер отправляет своего 12-летнего сына работать на шахту на выходные рождественские дни. Мальчик «упрямо и слезливо» пытается сопротивляться, но бесполезно. «Мальчик тоже был черен, как эфиоп, оборван и тоже. .

Краткое содержание «Маленький шахтер» Серафимовича Серафимович Александр Серафимович Произведение «Маленький шахтер» Отец-шахтер отправляет своего 12-летнего сына работать на шахту на выходные рождественские дни. Мальчик «упрямо и слезливо» пытается сопротивляться, но бесполезно. «Мальчик тоже был черен. .

Краткое содержание рассказа Олдриджа «Последний дюйм» Работа в Канаде на стареньком самолете «ДС-3» дала Бену «хорошую закалку», благодаря которой последние годы он летал на «фейрчайльде» над египетскими пустынями, разыскивая нефть для нефтеэкспортной компании. Чтобы высадить геологов. .

Краткое содержание «Мальчик и Великан» Уайльда Оскар Уайльд Произведение «Мальчик и Великан» Каждый день дети играли в прекрасном саду Великана, но когда тот вернулся из гостей, где пробыл 7 лет, то выгнал из своих владений всех. .

Краткое содержание Конь с розовой гривой В одной сибирской глубинке на берегу реки Енисей жил Мальчик с Бабушкой. Однажды она его послала за земляникой с соседскими ребятами. Собранную ягоду обещала продать в городе и купить ему. .

Краткое содержание «Путешественника с багажом» Железникова Сюжетная основа Двенадцатилетний школьник Сева с Алтая едет в «Артек». Он хочет найти отца, который ушел из семьи и живет в Москве. Сева не решается послать отцу телеграмму. Он покупает. .

Краткое содержание Степь в сокращении Купец Кузьмичев Иван Иванович, настоятель N-ской церкви о. Христофор Сирийский и Егорушка ранним июльским утром выехали из уездного городка N-ской губернии в большой город. Купец и настоятель везут продавать шерсть. .

Краткое содержание Подснежник в сокращении Рассказ — миниатюра Ивана Бунина «Подснежник» каждой своей строкой передает все настроение и боль автора. Рассказ небольшой по своему объему, но он необъятный по эмоциональной и смысловой нагрузке. Но для. .

Краткое изложение Смерть коммивояжера Артур Миллер Смерть коммивояжера Звучит незамысловатая мелодия — о траве, небесном просторе, листве… Шестидесятилетний коммивояжер Вилли Ломен с двумя большими чемоданами идет к своему нью-йоркскому домику, зажатому между небоскребами. Он. .

Ссылка на основную публикацию