Человеческая комедия – краткое содержание сборника Бальзака

Человеческая комедия – краткое содержание сборника Бальзака

Оноре де Бальзак

Предисловие к «Человеческой комедии»

Называя «Человеческой комедией» произведение, начатое почти тринадцать лет тому назад, я считаю необходимым разъяснить его замысел, рассказать о его происхождении, кратко изложить план, притом выразить все это так, как будто я к этому не причастен. Это не так трудно, как может показаться широкому кругу читателей. Малое количество произведений питает большое самолюбие, большая работа внушает скромность. Это наблюдение объясняет тот анализ, которому подвергали Корнель, Мольер и другие великие авторы свои произведения; если невозможно сравняться с ними в их прекрасных творениях, то вполне допустимо желание походить на них в этом чувстве.

Первоначальная идея «Человеческой комедии» предстала передо мной как некая греза, как один из тех невыполнимых замыслов, которые лелеешь, но не можешь уловить; так насмешливая химера являет свой женский лик, но тотчас же, распахнув крылья, уносится в мир фантастики. Однако и эта химера, как многие другие, воплощается: она повелевает, она наделена неограниченной властью, и приходится ей подчиниться.

Идея этого произведения родилась из сравнения человечества с животным миром.

Было бы ошибочно думать, что великий спор, вспыхнувший в последнее время между Кювье[1] и Жоффруа Сент-Илером[2], основывается на научном открытии. Единство организмов уже занимало, но под другими названиями, величайшие умы двух предшествующих веков. Перечитывая столь удивительные произведения писателей-мистиков, занимавшихся науками в их связи с бесконечным: Сведенборга, Сен-Мартена и др. — а также книги талантливейших естествоиспытателей: Лейбница, Бюффона, Шарля Бонне и других, — находишь в монадах Лейбница, в органических молекулах Бюффона, в «растительной силе» Нидгема[3], в связи подобных частиц Шарля Бонне, имевшего смелость еще в 1760 году заявить: «Животное развивается, как растение», — находишь, повторяю, зачатки замечательного закона: каждый для себя, — на котором зиждется единство организма. Есть только одно живое существо. Создатель пользовался одним и тем же образцом для всех живых существ. Живое существо — это основа, получающая свою внешнюю форму, или, говоря точнее, отличительные признаки своей формы, в той среде, где ему назначено развиваться. Животные виды определяются этими различиями. Провозглашение и обоснование этой системы, согласной, впрочем, с нашими представлениями о божьем могуществе, будет вечной заслугой Жоффруа де Сент-Илера, одержавшего в этом вопросе высшей науки победу над Кювье — победу, которую приветствовал великий Гёте в последней написанной им статье.

Проникнувшись этой системой еще задолго до того, как она возбудила споры, я понял, что в этом отношении Общество подобно Природе. Ведь Общество создает из человека, соответственно среде, где он действует, столько же разнообразных видов, сколько их существует в животном мире. Различие между солдатом, рабочим, чиновником, адвокатом, бездельником, ученым, государственным деятелем, торговцем, моряком, поэтом, бедняком, священником так же значительно, хотя и труднее уловимо, как и то, что отличает друг от друга волка, льва, осла, ворона, акулу, тюленя, овцу и т. д. Стало быть, существуют и всегда будут существовать виды в человеческом обществе, так же, как и виды животного царства. Если Бюффон создал изумительное произведение, попытавшись в одной книге представить весь животный мир, то почему бы не создать подобного же произведения об Обществе? Но разнообразию животного мира Природа поставила границы, в которых Обществу не суждено было удержаться. Когда Бюффон изображает льва-самца, ему достаточно всего нескольких фраз, чтобы определить и львицу, между тем в Обществе женщина далеко не всегда может рассматриваться как самка мужчины. Даже в одной семье могут быть два существа, совершенно не похожие друг на друга. Жена торговца иной раз достойна быть женой принца, и часто жена принца не стоит жены художника. Общественное состояние отмечено случайностями, которых никогда не допускает Природа, ибо общественное состояние складывается из Природы и Общества. Следовательно, описание социальных видов, если даже принимать во внимание только различие полов, должно быть в два раза более обширным по сравнению с описанием животных видов. Наконец, у животных не бывает внутренней борьбы, никакой путаницы; они только преследуют друг друга — вот и все. Люди тоже преследуют друг друга, но большее или меньшее наличие разума приводит к гораздо более сложной борьбе. Если некоторые ученые и не признают, что в великом потоке жизни Животность врывается в Человечность, то несомненно, что все же лавочник становится иногда пэром Франции[4], а дворянин иной раз опускается на самое дно. Бюффон обнаружил у животных исключительно простую жизнь. Животное наделено немногим в смысле умственного развития, у него нет ни наук, ни искусств, в то время как человек, в силу закона, который еще надлежит изучить, стремится запечатлеть свои нравы, свою мысль и свою жизнь во всем, что он приспособляет для своих нужд. Хотя Левенгук[5], Сваммердам[6], Спалланцани[7], Реомюр[8], Шарль Бонне, Мюллер[9], Галлер[10] и другие терпеливые зоографы показали, насколько занимательны нравы животных, все же повадки каждого из них, по крайней мере на наш взгляд, одинаковы во все времена, а между тем обычаи, одежда, речь, жилище князя, банкира, артиста, буржуа, священника, бедняка совершенно различны и меняются на каждой ступени цивилизации.

Таким образом, предстояло написать произведение, которое должно было охватить три формы бытия — мужчин, женщин и вещи, то есть людей и материальное воплощение их мышления, — словом, изобразить человека и жизнь.

Кто не замечал, читая сухой и досадный перечень фактов, именуемый историей, что во все времена — будь то в Египте, Персии, Греции, Риме — писатели забывали изображать нам историю нравов? Отрывок Петрония[11] о частной жизни римлян скорее возбуждает, чем удовлетворяет нашу любознательность. Заметив этот огромный пробел в истории, аббат Бартелеми[12] посвятил свою жизнь восстановлению картины древнегреческих нравов в своем «Анахарсисе».

Но как сделать интересной драму с тремя-четырьмя тысячами действующих лиц, которую являет любое Общество. Как одновременно понравиться поэту, философу и массам, которые требуют поэзии и философии в захватывающих образах? Если я и понимал значительность и поэзию этой истории человеческого сердца, то не представлял себе способов воспроизвести ее: ведь вплоть до нашего времени самые знаменитые рассказчики употребляли свое дарование на создание одного или двух типических лиц, на изображение какой-нибудь одной стороны жизни. Именно с такими мыслями читал я произведения Вальтера Скотта. Вальтер Скотт, этот современный трувер[13], придал гигантский размах тому жанру повествования, которое несправедливо считается второстепенным. В самом деле, разве не труднее вступать в соперничество с живыми эпохами, создавая Дафниса и Хлою, Роланда, Амадиса, Панурга, Дон-Кихота, Манон Леско, Клариссу, Ловласа, Робинзона Крузо, Жиль Блаза, Оссиана, Юлию д’Этанж, дядюшку Тоби, Вертера, Ренэ, Коринну, Адольфа, Поля и Виржинию, Дженни Динс, Клеверхауза, Айвенго, Манфреда, Миньону, чем правильно располагать факты, почти одинаковые у всех народов, истолковывать устаревшие законы, выдумывать теории, вводящие народы в заблуждение, или, подобно некоторым метафизикам, объяснить то, что есть? Существование такого рода персонажей почти всегда становится более длительным, более несомненным, чем существование поколений, среди которых они рождены; однако живут они только в том случае, если являются полным отображением своего времени. Они зачаты в утробе определенного века, но под их оболочкой бьется всечеловеческое сердце и часто таится целая философия. Вальтер Скотт возвысил роман до степени философии истории, возвысил тот род литературы, который из века в век украшает алмазами бессмертия поэтическую корону тех стран, где процветает искусство слова. Он внес в него дух прошлого, соединил в нем драму, диалог, портрет, пейзаж, описание; он включил туда и невероятное, и истинное, эти элементы эпоса, и подкрепил поэзию непринужденностью самых простых разговоров. Но он не столько придумал определенную систему, сколько нашел собственную манеру в пылу работы или благодаря логике этой работы; он не задумывался над тем, чтобы связать свои повести одну с другой и таким образом создать целую историю, каждая глава которой была бы романом, а каждый роман — эпохой. Заметив этот недостаток связи, что, впрочем, не умаляет значения Шотландца, я в то же время ясно представил себе и план, удобный для выполнения моей работы, и самую возможность его осуществления. Хотя я и был, так сказать, ослеплен изумительной плодовитостью Вальтера Скотта, всегда похожего на самого себя и всегда своеобразного, не отчаивался, потому что объяснял особенности его дарования бесконечным разнообразием человеческой природы.

Кювье Жорж (1769—1832) — известный французский натуралист, палеонтолог. Основой исследований Кювье является примененный им принцип соотношения, или «корреляции частей организма», с помощью которого он реконструировал строение многих вымерших видов животных. Кювье, однако, придерживался метафизического положения о неизменности биологических видов. Стремясь объяснить изменения земной фауны, Кювье выдвинул ошибочную теорию геологических катастроф, при которых, по его мнению, уничтожался весь органический мир, после чего появлялись новые формы.

Жоффруа Сент-Илер Этьен (1772—1844) — известный французский ученый-зоолог, эволюционист. Развил учение о единых основах строения организмов животного мира, которое объяснял общностью их происхождения. Критиковал учение Кювье о неизменяемости видов. Упоминаемый Бальзаком спор между Кювье и Жоффруа Сент-Илером имел место в 1830 г.

Нидгем Джон Тербевиль (1713—1781) — английский естествоиспытатель; безуспешно пытался доказать существование «нематериальных» сил в животном организме.

Пэр Франции — член так называемой палаты пэров, созданной в 1814 г. при реставрации Бурбонов в противовес палате депутатов; члены назначались королем, звание пэра было пожизненным и передавалось по наследству старшему сыну. Палата пэров была упразднена после революции 1848 г.

Левенгук Антони (1632—1723) — голландский ученый; известен важными наблюдениями над жизнью микроорганизмов.

Сваммердам Ян (1637—1680) — голландский ученый, биолог и анатом.

Спалланцани Ладзаро (1729—1799) — итальянский ученый, натуралист и физиолог.

Реомюр Рене-Антуан (1683—1757) — французский ученый, биолог и физик.

Мюллер Оттон Фридрик (1730—1784) — датский ученый-натуралист.

Галлер Альбрехт (1708—1777) — швейцарский ученый-натуралист, работавший в области анатомии и физиологии человека, и поэт.

Петроний Гай, прозванный Арбитр (I в.) — римский политический деятель и писатель, предполагаемый автор романа «Сатирикон», содержащего картины морального вырождения римского общества I в. (дошли только отрывки).

Бартелеми Жан-Жак (1716—1795) — французский археолог. Бальзак имеет в виду его известное в свое время сочинение «Путешествие молодого Анахарсиса в Грецию» (1788).

Трувер. — Труверами называли в средние века в Северной Франции лирических поэтов (подобно трубадурам в Провансе), а также авторов эпических и драматических произведений.

Билеты (вариант 1)
13. «Человеческая комедия» Бальзака. История создания, композиция, основные темы

13. «Человеческая комедия» Бальзака.
История создания, композиция, основные темы

Бальзак (Balzac) Оноре де (20 мая 1799, Тур – 18 августа 1850, Париж), французский писатель. Эпопея «Человеческая комедия» из 90 романов и рассказов связана общим замыслом и многими персонажами: роман «Неведомый шедевр» (1831), «Шагреневая кожа» (1830–31), «Евгения Гранде» (1833), «Отец Горио» (1834–1835), «Цезарь Биротто» (1837), «Утраченные иллюзии» (1837–1843), «Кузина Бетта» (1846). Эпопея Бальзака – грандиозная по широте охвата реалистическая картина французского общества.

Происхождение. Отец писателя Бернар Франсуа Бальсса (впоследствии изменивший фамилию на Бальзак), выходец из богатой крестьянской семьи, – служил по ведомству военного снабжения. Воспользовавшись сходством фамилий, Бальзак на рубеже 1830-х гг. стал возводить свое происхождение к дворянскому роду Бальзак д’Антрег и самовольно прибавил к своей фамилии дворянскую частичку «де». Мать Бальзака была моложе мужа на 30 лет и изменяла ему; младший брат писателя Анри, «любимчик» матери, был побочным сыном владельца соседнего замка. Многие исследователи полагают, что внимание Бальзака-романиста к проблемам брака и адюльтера объясняется не в последнюю очередь атмосферой, царившей в его семье.

Биография.

В 1807–1813 Бальзак – пансионер коллежа в городе Вандом; впечатления этого периода (интенсивное чтение, ощущение одиночества среди далеких по духу одноклассников) отразились в философском романе «Луи Ламбер» (1832–1835). В 1816–1819 он учится в Школе права и служит клерком в конторе парижского стряпчего, но затем отказывается от продолжения юридической карьеры. 1820–1829 – годы поисков себя в литературе. Бальзак выпускает под разными псевдонимами остросюжетные романы, сочиняет нравоописательные «кодексы» светского поведения. Период анонимного творчества кончается в 1829, когда выходит в свет роман «Шуаны, или Бретань в 1799 году». В то же время Бальзак работает над новеллами из современной французской жизни, которые начиная с 1830 издаются выпусками под общим названием «Сцены частной жизни». Эти сборники, а также философский роман «Шагреневая кожа» (1831) приносят Бальзаку громкую славу. Особенно популярен писатель среди женщин, благодарных ему за проникновение в их психологию (в этом Бальзаку помогла его первая возлюбленная, замужняя женщина старше его на 22 года, Лора де Берни). Бальзак получает от читательниц восторженные письма; одной из таких корреспонденток, написавшей ему в 1832 письмо за подписью «Иностранка», была польская графиня, российская подданная Эвелина Ганская (урожденная Ржевуская), через 18 лет ставшая его женой Несмотря на огромный успех, которым пользовались романы Бальзака 1830–1840-х гг., жизнь его не была спокойной. Необходимость расплатиться с долгами требовала интенсивной работы; то и дело Бальзак затевал авантюры коммерческого толка: отправлялся на Сардинию, надеясь купить там по дешевке серебряный рудник, покупал загородный дом, на содержание которого у него не хватало денег, дважды основывал периодические издания, не имевшие коммерческого успеха. Умер Бальзак через полгода после того, как сбылась его главная мечта, и он наконец женился на овдовевшей Эвелине Ганской.

«Человеческая комедия». Эстетика.

В обширное наследие Бальзака входит сборник фривольных новелл в «старофранцузском» духе «Озорные рассказы» (1832–1837), несколько пьес и огромное количество публицистических статей, однако главное его создание – «Человеческая комедия». Объединять свои романы и повести в циклы Бальзак начал еще в 1834. В 1842 он начинает выпускать под названием «Человеческая комедия» собрание своих сочинений, внутри которого выделяет разделы: «Этюды о нравах», «Философские этюды» и «Аналитические этюды». Объединяют все произведения не только «сквозные» герои, но и оригинальная концепция мира и человека. По образцу естествоиспытателей (прежде всего Э. Жоффруа Сент-Илера), которые описывали виды животных, отличающиеся друг от друга внешними признаками, сформированными средой, Бальзак задался целью описать социальные виды. Их многообразие он объяснял разными внешними условиями и различием характеров; каждым из людей правит определенная идея, страсть. Бальзак был убежден, что идеи – это материальные силы, своеобразные флюиды, не менее могущественные, чем пар или электричество, и потому идея может поработить человека и привести его к гибели, даже если социальное его положение благоприятно. История всех главных бальзаковских героев – это история столкновения владеющей ими страсти с социальной действительностью. Бальзак – апологет воли; только если у человека есть воля, его идеи становятся действенной силой. С другой стороны, понимая, что противоборство эгоистических воль чревато анархией и хаосом, Бальзак уповает на семью и монархию – социальные установления, цементирующие общество.

Читайте также:  Анализ стихотворения Грусть Бальмонта

«Человеческая комедия».

Темы, сюжеты, герои. Борьба индивидуальной воли с обстоятельствами или другой, столь же сильной страстью, составляют сюжетную основу всех наиболее значительных произведений Бальзака. «Шагреневая кожа» (1831) – роман о том, как эгоистическая воля человека (материализованная в куске кожи, уменьшающемся от каждого исполненного желания) пожирает его жизнь. «Поиски Абсолюта» (1834) – роман о поисках философского камня, в жертву которым естествоиспытатель приносит счастье семьи и свое собственное. «Отец Горио» (1835) – роман об отцовской любви, «Евгения Гранде» (1833) – о любви к золоту, «Кузина Бетта» (1846) – о силе мести, уничтожающей все вокруг. Роман «Тридцатилетняя женщина» (1831–1834) – о любви, ставшей уделом зрелой женщины (с этой темой творчества Бальзака связано закрепившееся в массовом сознании понятие «женщина бальзаковского возраста»).

В обществе, каким его видит и изображает Бальзак, добиваются исполнения своих желаний либо сильные эгоисты (таков Растиньяк, сквозной персонаж, впервые появляющийся в романе «Отец Горио»), либо люди, одушевленные любовью к ближнему (главные герои романов «Сельский врач», 1833, «Сельский священник», 1839); люди слабые, безвольные, такие, как герой романов «Утраченные иллюзии» (1837–1843) и «Блеск и нищета куртизанок» (1838–1847) Люсьен де Рюбампре, не выдерживают испытаний и гибнут.

Французская эпопея 19 в. Каждое произведение Бальзака – это своеобразная «энциклопедия» того или иного сословия, той или иной профессии: «История величия и падения Цезаря Бирото» (1837) – роман о торговле; «Прославленный Годиссар» (1833) – новелла о рекламе; «Утраченные иллюзии» – роман о журналистике; «Банкирский дом Нусингена» (1838) – роман о финансовых аферах.

Бальзак нарисовал в «Человеческой комедии» обширную панораму всех сторон французской жизни, всех слоев общества (так, в «Этюды о нравах» вошли «сцены» частной, провинциальной, парижской, политической, военной и сельской жизни), на основании чего позднейшие исследователи начали причислять его творчество к реализму. Однако для самого Бальзака важнее была апология воли и сильной личности, сближавшая его творчество с романтизмом.

Отец Горио

Отец Горио (Le Pere Goriot) – Роман (1834–1835)

Главные события происходят в пансионе «мамаши» Воке. В конце ноября 1819 г. здесь обретается семь постоянных «нахлебников»: на втором этаже – юная барышня Викторина Тайфер с дальней родственницей мадам Кутюр; на третьем – отставной чиновник Пуаре и загадочный господин средних лет по имени Вотрен; на четвертом – старая дева мадемуазель Мишоно, бывший хлеботорговец Горио и студент Эжен де Растиньяк, приехавший в Париж из Ангулема. Все жильцы дружно презирают папашу Горио, которого некогда именовали «господином»: поселившись у госпожи Воке в 1813 г., он занял лучшую комнату на втором этаже – тогда у него явно водились деньжата, и хозяйка возымела надежду покончить со своим вдовьим существованием. Она даже вошла в некоторые затраты на общий стол, но «вермишельщик» не оценил ее усилий. Разочарованная мамаша Воке стала косо на него поглядывать, и он полностью оправдал дурные ожидания: через два года съехал на третий этаж и перестал топить зимой. О причине такого падения зоркие слуги и жильцы догадались очень скоро: к папаше Горио изредка заходили тайком прелестные молодые дамы – очевидно, старый развратник проматывал состояние на любовниц. Правда, он пытался выдать их за своих дочерей – неумная ложь, которая всех только позабавила. К концу третьего года Горио перебрался на четвертый этаж и стал ходить в обносках.

Между тем размеренная жизнь дома Воке начинает меняться. Молодой Растиньяк, опьяненный блеском Парижа, решает проникнуть в высший свет. Из всей богатой родни Эжен может рассчитывать лишь на виконтессу де Босеан. Послав ей рекомендательное письмо своей старой тетушки, он получает приглашение на бал. Юноша жаждет сблизиться с какой-нибудь знатной дамой, и внимание его привлекает блистательная графиня Анастази де Ресто. На следующий день он рассказывает о ней своим сотрапезникам за завтраком, и узнает удивительные вещи: оказывается, старик Горио знаком с графиней и, по словам Вотрена, недавно оплатил ее просроченные векселя ростовщику Гобсеку. С этого дня Вотрен начинает пристально следить за всеми действиями молодого человека.

Первая попытка завязать светское знакомство оборачивается для Растиньяка унижением: он явился к графине пешком, вызвав презрительные ухмылки слуг, не сумел сразу найти гостиную, а хозяйка дома ясно дала ему понять, что хочет остаться наедине с графом Максимом де Трай. Взбешенный Растиньяк проникается дикой ненавистью к высокомерному красавцу и клянется восторжествовать над ним. В довершение всех бед, Эжен совершает оплошность, упомянув имя папаши Горио, которого случайно увидел во дворе графского дома. Удрученный юноша отправляется с визитом к виконтессе де Босеан, но выбирает для этого самый неподходящий момент: его кузину ждет тяжелый удар – маркиз д’Ажуда-Пинто, которого она страстно любит, намерен расстаться с ней ради выгодной женитьбы. Герцогиня де Ланже с удовольствием сообщает эту новость своей «лучшей подруге». Виконтесса торопливо меняет тему разговора, и мучившая Растиньяка загадка немедленно разрешается: Анастази де Ресто в девичестве носила фамилию Горио. У этого жалкого человека есть и вторая дочь, Дельфина – жена банкира де Нусингена. Обе красотки фактически отреклись от старика отца, который отдал им все. Виконтесса советует Растиньяку воспользоваться соперничеством двух сестер: в отличие от графини Анастази баронессу Дельфину не принимают в высшем свете – за приглашение в дом виконтессы де Босеан эта женщина вылижет всю грязь на прилегающих улицах.

Вернувшись в пансион, Растиньяк объявляет, что отныне берет папашу Горио под свою защиту. Он пишет письмо родным, умоляя прислать ему тысячу двести франков – это почти непосильное бремя для семьи, но юному честолюбцу необходимо обзавестись модным гардеробом. Вотрен, разгадавший замыслы Растиньяка, предлагает молодому человеку обратить внимание на Викторину Тайфер. Девушка прозябает в пансионе, потому что ее не желает знать отец – богатейший банкир. У нее есть брат: достаточно убрать его со сцены, чтобы ситуация переменилась – Викторина станет единственной наследницей. Устранение молодого Тайфера Вотрен берет на себя, а Растиньяк должен будет заплатить ему двести тысяч – сущий пустяк в сравнении с миллионным приданым. Юноша вынужден признать, что этот страшный человек в грубой форме сказал то же самое, что говорила виконтесса де Босеан. Инстинктивно чувствуя опасность сделки с Вотреном, он принимает решение добиться благосклонности Дельфины де Нусинген. В этом ему всячески помогает папаша Горио, который ненавидит обоих зятьев и винит их в несчастьях своих дочерей. Эжен знакомится с Дельфиной и влюбляется в нее. Она отвечает ему взаимностью, ибо он оказал ей ценную услугу, выиграв семь тысяч франков: жена банкира не может расплатиться с долгом – муж, прикарманив приданое в семьсот тысяч, оставил ее практически без гроша.

Растиньяк начинает вести жизнь светского денди, хотя денег у него по-прежнему нет, а искуситель-Вотрен постоянно напоминает ему о будущих миллионах Виктории. Однако над самим Вотреном сгущаются тучи: полиция подозревает, что под этим именем скрывается беглый каторжник Жак Коллен по прозвищу Обмани-Смерть – для его разоблачения необходима помощь кого-либо из «нахлебников» пансиона Воке. За солидную мзду роль сыщиков соглашаются исполнить Пуаре и Мишоно: они должны выяснить, есть ли у Вотрена клеймо на плече.

За день до роковой развязки Вотрен сообщает Растиньяку, что его приятель полковник Франкессини вызвал Тайфера-сына на дуэль. Одновременно юноша узнает, что папаша Горио не терял времени даром: снял для Эжена с Дельфиной прелестную квартирку и поручил стряпчему Дервилю положить конец бесчинствам Нусингена – отныне дочь будет иметь тридцать шесть тысяч франков годового дохода. Это известие кладет конец колебаниям Растиньяка – он хочет предупредить отца и сына Тайферов, но предусмотрительный Вотрен подпаивает его вином с примесью снотворного. Наутро такой же трюк проделывают с ним самим: Мишоно подмешивает ему в кофе снадобье, вызывающее прилив крови к голове, – бесчувственного Вотрена раздевают, и клеймо выступает на плече после хлопка ладонью.

Дальнейшие события происходят стремительно, и мамаша Воке в одночасье теряет всех своих постояльцев. Сначала приезжают за Викториной Тайфер: отец вызывает девушку к себе, ибо брат ее смертельно ранен на дуэли. Затем в пансион врываются жандармы: им дан приказ убить Вотрена при малейшей попытке к сопротивлению, но тот демонстрирует величайшее хладнокровие и спокойно сдается полиции. Проникшись невольным восхищением к этому «гению каторги», обедающие в пансионе студенты изгоняют добровольных шпиков – Мишоно и Пуаре. А папаша Горио показывает Растиньяку новую квартиру, умоляя об одном – позволить ему жить этажом выше, рядом со своей ненаглядной Дельфиной. Но все мечты старика рушатся. Прижатый к стене Дервилем, барон де Нусинген сознается, что приданое жены вложено в финансовые махинации. Горио в ужасе: его дочь оказалась в полной власти бесчестного банкира. Однако положение Анастази еще хуже: спасая Максима де Трай от долговой тюрьмы, она закладывает Гобсеку фамильные бриллианты, и об этом узнает граф де Ресто. Ей нужно еще двенадцать тысяч, а отец потратил последние деньги на квартиру для Растиньяка. Сестры начинают осыпать друг друга оскорблениями, и в разгар их ссоры старик падает как подкошенный – его хватил удар.

Папаша Горио умирает в тот день, когда виконтесса де Босеан дает свой последний бал – не в силах пережить разлуку с маркизом д’Ажуда, она навсегда покидает свет. Простившись с этой изумительной женщиной, Растиньяк спешит к старику, который тщетно призывает к себе дочерей. Несчастного отца хоронят на последние гроши нищие студенты – Растиньяк и Бьяншон. Две пустые кареты с гербами провожают гроб с телом на кладбище Пер-Лашез. С вершины холма Растиньяк смотрит на Париж и дает клятву преуспеть любой ценой – и для начала отправляется обедать к Дельфине де Нусинген.

«Человеческая комедия» Оноре де Бальзака: обзор произведений

«Человеческая комедия» — цикл произведений культового французского писателя Оноре де Бальзака. Этот грандиозный труд стал самой амбициозной литературной задумкой XIX века. Бальзак включил в цикл все романы, написанные им за двадцатилетнюю творческую карьеру. Несмотря на то что каждая составляющая цикла является самостоятельным литературным произведением, «Человеческая комедия» есть единое целое, как говорил Бальзак, «мое большое произведение… о человеке и жизни».

Замысел этого крупномасштабного творения возник у Оноре де Бальзака в 1832 году, когда был окончен и успешно опубликован роман «Шагреневая кожа». Анализируя труды Бонне, Бюффона, Лейбница, писатель обратил внимание на развитие животных как единого организма.

Проведя параллель с миром животных, Бальзак определил, что общество подобно природе, поскольку создает так же много человеческих типов, как природа животных видов. Материал для человеческой типологии представляет среда, в которой находится тот или иной индивид. Так же, как в природе волк отличается от лисы, осел от лошади, акула от тюленя, в обществе солдат не похож на рабочего, ученый на бездельника, чиновник на поэта.

Уникальность замысла Бальзака

В мировой культуре существует масса сухих фактографий, посвященных истории различных стран и эпох, а труда, который бы освещал историю нравов общества, нет. Бальзак взялся исследовать нравы французского общества XIX века (быть точными, период с 1815 по 1848 годы). Ему предстояло создать большое произведение с двумя-тремя тысячами типичных для данной конкретной эпохи персонажей.

Замысел был, безусловно, очень амбициозным, издатели саркастично желали писателю «долгой жизни», но великого Бальзака это не останавливает — наряду с талантом у него были поразительная выносливость, самодисциплина и работоспособность. По аналогии с «Божественной комедией» Данте он называет свой труд «Человеческой комедией», делая акцент на реалистическом методе трактовки современной действительности.

Структура «Человеческой комедии»

Оноре де Бальзак разделил свою «Человеческую комедию» на три структурно-смысловых части. Визуально эту композицию можно изобразить в виде пирамиды. Самая крупная часть (она же основание) носит название «Этюды нравов» и включает тематические подразделы/сцены (частная, провинциальная, военная, деревенская жизнь и жизнь Парижа». В «Этюды нравов» планировалось включить 111 произведений, Бальзак успел написать 71.

Второй ярус «пирамиды» — «Философские этюды», в которых было запланировано 27 произведений и написано — 22.

Вершина «пирамиды» — «Аналитические этюды». Из пяти задуманных автор успел завершить только два произведения.

Этюды нравов: частная жизнь

В предисловии к первому изданию «Человеческой комедии» Бальзак расшифровывает тематику каждой части «Этюдов нравов». Так, Сцены частной жизни изображают детство, юность и заблуждения этих периодов человеческой жизни.

Читайте также:  Анализ стихотворения До последнего дня Бальмонта

Бальзаку очень нравится «подсматривать» за приватной жизнью своих персонажей и находить типичное, эпохальное в буднях героев, появляющихся на страницах его произведений. По сему Сцены частной жизни стали одним из наиболее обширных разделов, в него включены произведения, написанные в период с 1830 по 1844 годы. Это «Дом кошки, играющей в мяч», «Бал в Со», «Воспоминания двух юных жен», «Вендетта», «Мнимая любовница», «Тридцатилетняя женщина», «Полковник Шабер», «Обедня безбожника», культовые «Отец Горио», «Гобсек» и другие произведения».

Так, небольшой роман «Дом кошки, играющей в мяч» (альтернативное название «Слава и горе») повествует историю молодой супружеской четы — художника Теодора де Сомервье и купеческой дочери Августины Гийом. Когда дурман влюбленности проходит, Теодор осознает, что хорошенькая жена не в состоянии оценить его творчество, стать другом по духу, соратником, музой. В это время Августина продолжает наивно и беззаветно любить своего мужа. Она тяжело страдает, видя, как любимый отдаляется, как находит утешение в обществе другой женщины — умной, образованной, утонченной госпожи де Карильяно. Как не старается бедняжка, у нее не выходит спасти брак и вернуть любовь мужа. Однажды сердце Августины не выдерживает — оно просто разрывается от горя и потерянной любви.

Интересен роман «Воспоминания двух юных жен». Он представлен в виде переписки двух выпускниц монастыря подруг Луизы де Шолье и Рене де Мокомб. Покинув стены святой обители, одна девушка попадает в Париж, другая — в провинцию. Строчка за строчкой на страницах девичьих писем вырастают две абсолютно разные судьбы.

Культовые «Отец Горио» и «Гобсек» повествуют историю жизней двух величайших скупцов — «неизлечимого отца» Горио, болезненно обожающего своих дочерей, и ростовщика Гобсека, не признающего никаких идеалов, кроме власти золота.

Париж и провинция

В отличие от частной жизни Сцены провинциальной жизни посвящены зрелости и присущим ей страстям, амбициям, интересам, расчетам, честолюбию. В этот раздел входят десять романов. В их числе «Евгения Гранде», «Музей древностей», «Старая дева», «Утраченные иллюзии».

Так, роман «Евгения Гранде» повествует о провинциальной жизни богатого семейства Гранде — скупого отца-тирана, безропотной матушки и их юной красавицы-дочери Евгении. Роман очень полюбился отечественной публике, был неоднократно переведен на русский язык и даже экранизирован на советской киностудии в 1960 году.

В противовес провинциальной Бальзак создает Сцены Парижской жизни, где в первую очередь изобличаются пороки, что порождает столица. В этот раздел вошли «Герцогиня де Ланже», «Цезарь Биротто», «Кузина Бетта», «Кузен Понс» и другие. Самым известным «парижским» романом Бальзака является «Блеск и нищета куртизанок».

В произведении рассказывается трагичная судьба провинциала Люсьена де Рюбампре, сделавшего блестящую карьеру в Париже благодаря покровительству Карлоса Эррера, аббата. Люсьен влюблен. Его пассия — бывшая куртизанка Эстер. Властный аббат заставляет молодого протеже отказаться от своей истинной любви в пользу более выгодной партии. Люсьен малодушно соглашается. Это решение запускает цепь трагических событий в судьбах всех героев романа.

Политика, война и деревня

Политика стоит особняком от частной жизни. Об этой самобытной сфере повествуют сцены политической жизни. В раздел Сцены политической жизни Бальзак включил четыре произведения:

  • «Случай из времен террора» о группе опальных аристократов- монархистов;
  • «Темное дело» о конфликте аристократичных приверженцев королевской династии Бурбонов и правительства Наполеона;
  • «З. Маркас»;
  • «Депутат от Арси» о «честных» выборах в провинциальном городке Арси-сюр-Об.

Сцены военной жизни живописуют героев в состоянии наивысшего морального и эмоционального напряжения, будь то оборона или завоевание. Сюда, в частности, был включен роман «Шуаны», принесший Бальзаку после ряда литературных неудач и краха издательского бизнеса долгожданную славу. «Шуаны» посвящены событиям 1799 года, когда произошла последнее крупное восстание роялистских мятежников. Повстанцев, возглавляемых монархически настроенными аристократами и духовенством, называли шуанами.

Атмосферу сельской жизни Бальзак назвал «вечером долгого дня». В этом разделе представлены самые чистые характеры, что формируются в зародыше других сфер человеческой жизни. В Сцены сельской жизни вошли четыре романа: «Крестьяне», «Сельский врач», «Сельский священник» и «Лилия долины».

Философские этюды

Глубокое препарирование характеров, анализ социальных двигателей всех жизненных событий и собственно сама жизнь в схватке с желанием показаны во второй части «Человеческой комедии» — «Философских этюдах». В них вошли 22 произведения, написанные в период с 1831 по 1839 годы. Это «Иисус Христос во Фландрии», «Неведомый шедевр», «Проклятое дитя», «Мэтр Корнелиус», «Красная гостиница», «Эликсир долголетия» и многие другие. Бестселлером «Философских этюдов», бесспорно, является роман «Шагреневая кожа».

Главный герой «Шагреневой кожи» поэт Рафаэль де Валентен безуспешно пытается сделать карьеру в Париже. Однажды он становится обладателем магического артефакта — лоскута шагрени, который исполняет любое желание, произнесенное вслух. Валентен тут же становится богат, успешен, любим. Но вскоре ему открывается обратная сторона волшебства — с каждым исполненным желанием шагрень уменьшается, а вместе с ней жизнь самого Рафаэля. Когда шагреневая кожа исчезнет, не станет и его самого. Валентену предстоит выбрать между долгим существованием в постоянных лишениях или яркой, но короткой жизнью, исполненной наслаждений.

Аналитические этюды

Итогом монолитной «истории нравов современного человечества» стали «Аналитические этюды». В предисловии сам Бальзак отмечает, что этот раздел находится на стадии разработки, а потому на данном этапе автор вынужден отказаться от содержательных комментариев.

Для «Аналитических этюдов» писатель запланировал пять работ, но завершил лишь две — это «Физиология брака», написанная в 1929 году, и «Мелкие невзгоды супружеской жизни», выпущенные в 1846 году.

О цикле «Человеческая комедия» О. де Бальзака

Закончив в 1834 г. роман «Отец Горио», Бальзак приходит к прин­ципиально важному решению: он задумал создать грандиозную художественную пано­раму жизни французского общества послереволю­ционного периода, состоящую из связанных друг с другом романов, повестей и рассказов. С этой целью написанные ранее произведения, после соот­ветствующей обработки, он включает в «Челове­ческую комедию» — уникальный эпический цикл, замысел и название которого окончательно созрели к началу 1842 г.

Назвав цикл произведений «Человеческой коме­дией», Оноре де Бальзак, во-первых, хотел подчерк­нуть, что его творение имеет для современной писа­телю Франции такое же значение, какое имела для средневековой Европы «Божественная комедия» Дан­те. Во-вторых, вполне вероятно, что в земной, че­ловеческой жизни с ее «леденящим холодом» Баль­зак увидел аналоги аллегорических кругов Дантова ада.

Воплощение этого грандиозного замысла припада­ет на самый плодотворный период творчества писа­теля — между 1834 и 1845 гг. Именно в это деся­тилетие была создана большая часть романов и повестей «Человеческой комедии», создавая кото­рую, Бальзак стремился к «целостности эпического действия». С этой целью он сознательно делит «Че­ловеческую комедию» на три основных раздела: «Этюды нравов», «Философские эпизоды», «Анали­тические этюды».

«Этюды нравов», в свою очередь, делятся на шесть подразделов:

  1. «Сцены частной жизни» («Гобсек», «Отец Горио», «Тридцатилетняя женщина», «Брачный конт­ракт», «Полковник Шабер» и др.).
  2. «Сцены провинциальной жизни» («Евгения Гран­де», «Музей древностей», первая и третья части «Утраченных иллюзий» и др.).
  3. «Сцены Парижской жизни» («Цезарь Бирото», «Торговый дом Нюсинжена», «Блеск и нищета кур­тизанок» и др.).
  4. «Сцены политической жизни» («Темное дело»).
  5. «Сцены военной жизни» («Шуаны»).
  6. «Сцены деревенской жизни» («Крестьяне», «Де­ревенский врач», «Деревенский священник»).

Всего для «Этюдов нравов» Бальзак задумал 111 романов, но сумел написать 72.

Раздел «Философские этюды» не подразделяется. Для этого раздела Бальзак задумал 27 романов и новелл, а написал 22 («Шагреневая кожа», «В поисках абсолюта», «Неведомый шедевр», «Эликсир долголетия», «Гамбара» и др.).

Для третьего раздела эпопеи — «Аналитические этюды» — писателем было задумано пять романов, а написано только два: «Физиология брака» и «Невз­годы супружеской жизни».

Всего для эпопеи «Человеческая комедия» дол­жно было быть создано 143 произведения, а напи­сано — 95.

В «Человеческой комедии» Оноре де Бальзака дей­ствуют 2000 персонажей, многие из которых «живут» на страницах эпопеи согласно принципу цикличности, переходя из одного произведения в другое. Адвокат Дервиль, доктор Бьяншон, Эжен де Растиньяк, ка­торжник Вотрен, поэт Люсьен де Рюбампре и мно­гие другие — это «возвращающиеся» персонажи. В одних романах они предстают перед читателями как главные герои, в других — как второстепенные, в третьих автор упоминает о них вскользь.

Бальзак изображает эволюцию характеров этих героев на разной стадии их развития: чистыми душой и переродившимися под давлением обстоя­тельств, которые зачастую оказываются сильнее баль­заковских героев. Мы видим их юными, полными надежд, зрелыми, состарившимися, умудренными жизненным опытом и разочаровавшимися в своих идеалах, побежденными или победившими. Иногда, в конкретном романе, о прошлом того или иного героя Оноре де Бальзак сообщает нам очень не­много, но читатель «Человеческой комедии» уже знает подробности их жизни из других произве­дений писателя. Например, аббат Карлос Эррера в романе «Блеск и нищета куртизанок» — это каторж­ник Вотрен, с которым читатель уже знаком по роману «Отец Горио», а преуспевающий светский ловкач Растиньяк, который на страницах романа «Утраченные иллюзии» полон надежд и веры в людей, учит молодого Люсьена де Рюбампре, в романе «Отец Горио» перерождается в расчетливого и циничного завсегдатая светских салонов. Тут же мы встречаемся с влюбленной в Люсьена Эстер, которая оказывается внучатой племянницей ростов­щика Гобсека, героя одноименной повести. Материал с сайта //iEssay.ru

В «Человеческой комедии» невидимыми нитями оказались связанными между собой дом банкира и нищенские трущобы, особняк аристократа и коммер­ческая контора, великосветский салон и игорный дом, мастерская художника, лаборатория ученого, мансарда поэта и редакция газеты, подобная раз­бойничьему притону. На страницах «Человеческой комедии» перед читателями предстают политические воротилы, банкиры, коммерсанты, ростовщики и ка­торжники, поэты и художники, а также будуары и спальни светских красавиц, каморки и дешевые пансионы, в которых ютятся обреченные на нищету обездоленные люди.

В предисловии к «Человеческой комедии» Оноре де Бальзак писал: «Чтобы заслужить похвал, кото­рых должен добиваться всякий художник, мне нуж­но было изучить основы или одну общую основу этих социальных явлений, уловить скрытый смысл огромного скопища типов, страстей, событий. Мой труд имеет свою географию, так же как и свою генеалогию, свои семьи, свои местности, свою об­становку, действующих лиц и факты, также он имеет свой гербовник, свое дворянство и буржуа­зию, своих ремесленников и крестьян, политиков и денди, свою армию, словом весь мир».

Структура и основные идеи “Человеческой комедии”

Большинство романов, которые Бальзак с самого начала предназначал для “Человеческой комедии”, были созданы в период с 1834 по конец 40-х годов. Однако, когда замысел сформировался окончательно, оказалось, что более ранние вещи органичны для общей авторской идеи, и Бальзак включает их в состав эпопеи. Подчиненная единой “сверхзадаче” — всесторонне охватить жизнь общества того времени, дать почти энциклопедический перечень социальных типажей и характеров — “Человеческая комедия” имеет четко выраженную структуру и состоит из трех циклов, представляющих собой как бы три взаимосвязанных уровня социального и художественно-философского обобщения явлений.

Первый цикл и фундамент эпопеи — это “ЭТЮДЫ О НРАВАХ” — стратификация общества, данная через призму частной жизни современников. К ним относится основная часть написанных Бальзаком романов, причем он ввел для него шесть тематических разделов:

  • 1. “Сцены частной жизни” (“Гобсек”, “Полковник Шабер”, “Отец Горио”, “Брачный контракт”, “Обедня безбожника” и др.);
  • 2. “Сцены провинциальной жизни” (“Евгения Гранде”, “Прославленный Годиссар”, “Старая дева” и др.);
  • 3. “Сцены парижской жизни” (“История величия и падения Цезаря “Биротто”, “Банкирский дом Нусингена”, “Блеск и нищета куртизанок”, “Тайны княгини де Кадиньян”, “Кузина Бетта” и ” Кузен Понс” и др.);
  • 4. “Сцены политической жизни” (“Эпизод эпохи террора”, “Темное дело” и пр.);
  • 5. “Сцены военной жизни” (“Шуаны”);
  • 6. “Сцены деревенской жизни” (“Сельский врач”. “Сельский священник” и др.).

Второй цикл, в котором Бальзак хотел показать причины явлений, носит название “ФИЛОСОФСКИЕ ЭТЮДЫ” и включает: “Шагреневую кожу”, “Элексир долголетия”, “Неведомый шедевр”, “Поиски абсолюта”, “Драму на взморье”, “Примиренного Мельмота” и др. произведения.

И, наконец, третий цикл — “АНАЛИТИЧЕСКИЕ ЭТЮДЫ” (“Физиология брака”, “Мелкие невзгоды супружеской жизни” и др.). В нем писатель пытается определить философские основы человеческого бытия, раскрыть законы жизни общества. Такова внешняя композиция эпопеи.

Бальзак называет части своей эпопеи «этюдами». В те годы термин «этюд» имел два значения: школьные упражнения или научные исследования. Нет сомнений в том, что автор имел в виду именно второе значение. Себя как исследователя современной жизни он имел все основания именовать «доктором социальных наук» и «историком». Таким образом, Бальзак утверждает, что труд писателя сродни труду ученого, тщательно исследующего живой организм современного общества от его многослойной, находящейся в постоянном движении экономической структуры до высоких сфер интеллектуальной, научной и политической мысли.

Уже один перечень вошедших в “Человеческую комедию” произведений говорит о грандиозности замысла автора. “Мое произведение, — писал Бальзак, — должно вобрать в себя все типы людей, все общественные положения, оно должно воплотить все социальные сдвиги, так, чтобы ни одна жизненная ситуация, ни одно лицо, ни один характер, мужской или женский, ни чьи-либо взгляды. не остались забытыми”.

Перед нами модель французского общества, почти создающая иллюзию полноценной действительности. Во всех романах рисуется как бы одно и то же общество, похожее на реальную Францию, но не вполне с ней совпадающее, поскольку это его художественное воплощение. Впечатление почти исторической хроники подкрепляет второй план эпопеи, где действуют реальные исторические лица той эпохи: Наполеон, Талейран, Людовик ХУШ, реальные маршалы и министры. Вместе с вымышленными авторами персонажами, соответствующими типическим характерам времени, они и разыгрывают спектакль “Человеческой комедии”.

Читайте также:  Анализ стихотворения Я мечтою ловил уходящие тени Бальмонта

Эффект исторической подлинности происходящего подкрепляется обилием подробностей. Париж и провинциальные города даны в широком диапазоне деталей, начиная от особенностей архитектуры до мельчайших подробностей деловой жизни и быта героев, принадлежащих к разным социальным слоям и сословиям. В известном смысле эпопея может служить пособием для специалиста-историка, чающего то время.

Романы “Человеческой комедии” объединяет не только единство эпохи, но и найденный Бальзаком прием переходящих персонажей, как главных, так и второстепенных. Если кто-то из героев любого романа заболел, приглашают одного и того же врача Бьяншона, в случае денежных затруднений обращаются к ростовщику Гобсеку, на утренней прогулке в Булонском лесу и в парижских салонах мы встречаем одни и те же лица. Вообще подразделение на второстепенные и главные для персонажей “Человеческой комедии” достаточно условно. Если в одном из романов действующее лицо находится на периферии повествования, то в другом — он и его история выводятся на первый план (такие метаморфозы происходят, например, с Гобсеком и Нусингеном).

Один из принципиально важных художественных приемов автора “Человеческой комедии” — разомкнутость, перетекание одного романа в другой. Завершается история одного человека или семейства, но не имеет конца общая ткань жизни, она находится в постоянном движении. Поэтому у Бальзака развязка одного сюжета становится завязкой нового или перекликается с предшествующими романами, а сквозные персонажи создают иллюзию достоверности происходящего и подчеркивают основу замысла. Он состоит в следующем: главный герой “Человеческой комедии” — общество, поэтому частные судьбы интересны Бальзаку не сами по себе — они лишь подробности всей картины.

Поскольку эпопея такого типа рисует жизнь в постоянном развитии, она принципиально не завершена, да и не могла бы быть завершена. Именно поэтому ранее написанные романы (например, “Шагреневая кожа”), могли быть включены в эпопею, замысел которой возник уже после их создания.

При таком принципе построения эпопеи каждый роман, входящий в нее, является в то же время самостоятельным произведением и одним из фрагментов целого. Каждый роман — автономное художественное целое, существующее в рамках единого организма, что усиливает его выразительность и драматизм событий, переживаемых его персонажами.

Новаторство такого замысла и методы его воплощения (реалистический подход к отображению действительности) резко отделяют творчество Бальзака от его предшественников — романтиков. Если последние ставили во главу угла единичное, исключительное, то автор “Человеческой комедии” полагал, что художник должен отображать типическое. Нащупывать общую связь и смысл явлений. В отличие от романтиков Бальзак не ищет свой идеал за пределами реальной действительности, он был первым, кто за буднями французского буржуазного общества обнаружил кипение человеческих страстей и поистине шекспировский драматизм. Его Париж, населенный богачами и нищими, борющимися за власть, влияние, деньги и просто за самою жизнь представляет собой захватывающую картину. За частными проявлениями жизни, начиная от неоплаченного бедняком счета квартирной хозяйке и заканчивая историей ростовщика, неправедно нажившего свое состояние, Бальзак пытается увидеть целую картину. Общие законы жизни буржуазного общества, проявляющиеся через борьбу, судьбы и характеры его персонажей.

Как писатель и художник Бальзак был почти заворожен драматизмом открывшейся ему картины, как моралист он не мог не осуждать те законы, которые открылись ему при исследовании действительности. В “Человеческой комедии” Бальзака кроме людей, действует могучая сила, подчинившая себе не только частную, но и общественную жизнь, политику, семью, мораль и искусство. И это — деньги. Все может стать предметом денежных сделок, все подчинено закону купли-продажи. Они дают власть, влияние в обществе, возможность удовлетворять честолюбивые замыслы, просто прожигать жизнь. Войти в элиту такого общества на равных, добиться его расположения на деле означает отказ от основных заповедей нравственности и морали. Сохранить в чистоте свой духовный мир, значит отказаться от честолюбивых желаний и преуспеяния.

Эту общую для “Человеческой комедии” коллизию переживает почти каждый герой бальзаковских “Этюдов о нравах”, почти каждый выдерживает маленькую битву с собой. В конце ее либо путь наверх и проданные дьяволу души, либо вниз — на обочину общественной жизни и все мучительные страсти, сопровождающие уничижение человека. Таким образом, нравы общества, характеры и судьбы его членов вещи не только взаимосвязанные, но и взаимообусловленные, утверждает Бальзак в “Человеческой комедии”. Его персонажи — Растиньяк, Нусинген, Гобсек подтверждают этот тезис.

Достойных выходов не так много — честная бедность и утешения, которые может дать религия. Правда, следует отметить, что в изображении праведников Бальзак менее убедителен, нежели в тех случаях, когда он исследует противоречия человеческой натуры и ситуацию непростого для его героев выбора. Спасением иногда становится любящие родные (как в случае с состарившимся и перегоревшим бароном Юло), и семья, но и она затронута порчей. Вообще семья, в “Человеческой комедии” играет немалую роль. В отличие от романтиков, которые основным предметом художественного рассмотрения делали личность, Бальзак таковым делает семью. С анализа семейной жизни он начинает изучение общественного организма. И с сожалением убеждается, что распад семьи отражает общее неблагополучие жизни. Наряду с одиночными персонажами в “Человеческой комедии” перед нами проходят десятки разнообразных семейных драм, отражающих различные варианты все той же трагичной борьбы за власть и золото.

Краткое содержание «Гобсек»

Повесть «Гобсек» Бальзака была написана в 1830 году и впоследствии вошла в собрание сочинений «Человеческая комедия». В книге описаны нравы и быт буржуазного общества первой половины 19 века. Однако наибольшее внимание автор уделяет теме страсти, которой, так или иначе, подвержены все люди.

Для лучшей подготовки к уроку литературы рекомендуем читать онлайн краткое содержание «Гобсек» по главам. Проверить свои знания можно при помощи теста на нашем сайте.

Главные герои

Жан Эстер ван Гобсек – ростовщик, расчетливый, скупой , но по-своему справедливый человек.

Дервиль – опытный стряпчий, честный и порядочный человек.

Другие персонажи

Граф де Ресто – знатный господин, отец семейства, обманутый муж.

Графиня де Ресто – красивая, знатная дама, супруга графа де Ресто.

Максим де Трай – расточительный повеса, молодой любовник графини де Ресто.

Эрнест де Ресто – старший сын графа де Ресто, наследник его состояния.

Виконтесса де Гранлье – богатая знатная дама.

Камилла – юная дочь виконтессы влюбленная в Эрнеста де Ресто.

Краткое содержание

Однажды, поздним зимним вечером « в салоне виконтессы де Гранлье » – одной из самых богатых и знатных дам аристократического Сен-Жерменского предместья – произошел разговор касательно одного из гостей виконтессы. Им оказался молодой граф Эрнест де Ресто, которым явно заинтересовалась дочь госпожи де Гранлье, юная Камилла.

Виконтесса не имела ничего против самого графа, однако репутация его матери оставляла желать лучшего, и « ни в одном порядочном семействе » родители не доверят своих дочерей и, в особенности, их приданое графу де Ресто, пока жива его мать.

Дервиль, услышав разговор матери и дочери, решил вмешаться и пролить свет на истинное положение дел. В свое время ловкому стряпчему удалось вернуть виконтессе принадлежавшее ей по праву имущество, и с тех пор он считался другом семьи.

Дервиль начал свою историю издалека. В студенческие годы он снимал комнату в дешевом пансионе, где судьба свела его с ростовщиком по имени Жан Эстер ван Гобсек. Это был сухой старик с бесстрастным выражением лица, и маленькими и желтыми, « словно у хорька », глазами. Вся его жизнь проходила размеренно и монотонно, это был своего рода « человек-автомат, которого заводили ежедневно ».

Клиенты ростовщика нередко выходили из себя, кричали, плакали или угрожали, в то время как Гобсек неизменно сохранял хладнокровие – бесстрастный « человек-вексель », который только вечером возвращался в свое человеческое обличье.

Единственным человеком, с которым старик поддерживал отношения, был Дервиль. Так молодой человек узнал историю жизни Гобсека. В детстве он устроился юнгой на судно и двадцать лет скитался по морям. Ему пришлось пережить немало испытаний, которые легли глубокими морщинами на его лицо. После многочисленных бесплодных попыток разбогатеть, он решил заняться ростовщичеством, и не прогадал.

В порыве откровенности Гобсек признался, « что из всех земных благ есть только одно, достаточно надежное» – золото, и только в нем « сосредоточены все силы человечества ». В назидание он решил рассказать молодому человеку историю, которая произошла с ним намедни.

Гобсек отправился взыскивать долг в тысячу франков с одной графини, чей молодой щеголь-любовник получил деньги по векселю. Знатная дама, страшась разоблачения, вручила ростовщику бриллиант. Мимолетного взгляда на графиню хватило бывалому ростовщику, чтобы понять – скорая нищета грозила этой женщине и ее расточительному любовнику, « поднимала голову и казала им свои острые зубы». Гобсек поведал юноше, что его работа раскрыла ему все пороки и страсти человечества – « тут мерзкие язвы, и неутешное горе, тут любовные страсти, нищета ».

Вскоре Дервиль « защитил диссертацию, получил степень лиценциата прав », и устроился старшим клерком в контору стряпчего. Когда владелец конторы был вынужден продать свой патент, Дервиль ухватился за этот шанс. Гобсек ссудил ему необходимую сумму под «дружеские» тринадцать процентов, ведь обычно он брал не менее пятидесяти. Ценой упорного труда и жесткой экономии Дервилю удалось полностью погасить свой долг в течение пяти лет. Он удачно женился на простой, скромной девушке, и с тех пор считал себя абсолютно счастливым человеком.

Как-то раз случай свел Дервиля с молодым повесой графом Максимом де Трай, который настоятель просил свести его с Гобсеком. Однако ростовщик не собирался « ссудить хоть грош человеку, у которого долгов на триста тысяч франков, а за душой ни сантима ».

Тогда молодой кутила выбежал из дома, и вернулся со своей любовницей – очаровательной графиней, которая в свое время расплатилась с Гобсеком бриллиантом. Было заметно, что Максим де Трай вовсю пользуется « всеми ее слабостями: тщеславием, ревностью, жаждой наслаждений, светской суетностью ». В этот раз женщина принесла в заклад роскошные бриллианты, согласившись на кабальные условия сделки.

Едва любовники покинули обитель ростовщика, к нему вошел супруг графини с требованием немедленно вернуть заклад, поскольку графиня не имела права распоряжаться фамильными драгоценностями.

Дервилю удалось мирно уладить конфликт и не доводить дело до суда. В свою очередь, Гобсек посоветовал графу передать надежному лицу все свое имущество путем фиктивной сделки, чтобы спасти от верного разорения хотя бы детей.

Спустя несколько дней граф навестил Дервиля, чтобы узнать его мнение о Гобсеке. Молодой стряпчий признался, что вне своих ростовщических дел это « человек самой щепетильной честности во всем Париже », и в сложных вопросах на него можно в полной мере положиться. Поразмыслив, граф решил передать все права на имущество Гобсеку, чтобы спасти его от жены и ее любовника.

Поскольку разговор принял весьма откровенные формы, виконтесса отправила Камиллу спать, и собеседники могли открыто назвать имя обманутого мужа – им был граф де Ресто.

Спустя время после оформления фиктивной сделки Дервиль узнал, что граф находится при смерти. Графиня, в свою очередь, « уже убедилась в подлости Максима де Трай и горькими слезами искупала свои прошлые грехи ». Понимая, что стоит на пороге нищеты, она никого не пускала в комнату к умирающему мужу, в том числе, и Дервиля, которому не доверяла.

Развязка этой истории наступила в декабре 1824 года, когда граф, обессиленный болезнью, отправился на тот свет. Перед смертью он попросил Эрнеста, которого считал своим единственным сыном, бросить в почтовый ящик запечатанный конверт, и ни в коем случае не рассказывать о нем матери.

Узнав о смерти графа де Ресто, Гобсек и Дервиль поспешили в его дом, где стали свидетелями настоящего погрома – вдова отчаянно искала документы на имущество покойника. Услышав шаги, она бросила в огонь бумаги, согласно которым младшие ее дети обеспечивались наследством. С этой минуты вся недвижимость графа де Ресто переходила Гобсеку.

С тех пор ростовщик зажил на широкую ногу. На все просьбы Дервиля сжалиться над законным наследником, он отвечал, что « несчастье — лучший учитель », и юноша должен узнать « цену деньгам, цену людям », только тогда можно будет вернуть ему состояние.

Узнав о любви Камиллы и Эрнеста, Дервиль в очередной раз отправился к ростовщику, чтобы напомнить о его обязательствах, и нашел того при смерти. Все свое состояние он передал дальней родственнице – уличной девке по прозвищу «Огонек». При осмотре дома ростовщика Дервиль ужаснулся его скупости: комнаты были забиты тюками табака, роскошной мебелью, картинами, протухшими съестными припасами – « все кишело червями и насекомыми ». К концу жизни Гобсек только покупал, но ничего не продавал, боясь продешевить.

Когда Дервиль сообщил виконтессе, что Эрнест де Ресто вскоре вернет свои права на отцовское имущество, она ответила, что ему « нужно быть очень богатым » – только в этом случае знатный род де Гранлье согласится на родство с графиней де Ресто с ее испорченной репутацией.

Заключение

В своем произведение Оноре де Бальзак в полной мере раскрывает тему власти денег над людьми. Противостоять им могут лишь немногие, в ком нравственное начало побеждает меркантильность, в большинстве же случаев золото безвозвратно порабощает и развращает.

Краткий пересказ «Гобсек» будет особенно полезен для читательского дневника и подготовке к уроку литературы.

Тест по повести

Проверьте запоминание краткого содержания тестом:

Ссылка на основную публикацию