Анализ стихотворения Я люблю тебя Бальмонта

Анализ стихотворения Бальмонта Я люблю тебя

Я люблю тебя больше, чем Море, и Небо, и Пение,
Я люблю тебя дольше, чем дней мне дано на земле.
Ты одна мне горишь, как звезда в тишине отдаления,
Ты корабль, что не тонет ни в снах, ни в волнах,
ни во мгле.

Я тебя полюбил неожиданно, сразу, нечаянно,
Я тебя увидал – как слепой вдруг расширит глаза
И, прозрев, поразится, что в мире изваянность спаяна,
Что избыточно вниз, в изумруд, излилась бирюза.
Помню. Книгу раскрыв, ты чуть-чуть шелестела страницами.
Я спросил: “Хорошо, что в душе преломляется лед?”
Ты блеснула ко мне, вмиг узревшими дали, зеницами.
И люблю – и любовь – о любви – для любимой – поет.

Анализ стихотворения К.Д. Бальмонта «Ветер»

В истории русской литературы К.Д. Бальмонт оставил след как представитель «старшего» символизма. Он во многом обогатил русское стихосложение, ввел новые интонации, звуковые эффекты. Любовь, непосредственное восприятие природы, умение ощущать «мгновение» жизни – все это позволяет сказать, что К.Д.Бальмонт был поэтом-романтиком, художником неоромантичного направления в искусстве XIX – начала XX веков. Стихотворения К.Д.Бальмонта отличаются эгоцентризмом, восторженностью собой, уверенностью в своей солнечности, неповторимости.
Бальмонт так писал свои стихи: они могли прийти внезапно, вслед за мимолетным впечатлением, коротким видением, достаточно одного толчка сознания – и рождается образ.

В стихотворении «Ветер» К.Д. Бальмонт использует любимый прием – перенос ощущений: в слове показаны неуловимые, мгновенные впечатления. Поэт как бы выхватывает у вечности миг и запечатлевает его в слове: «намек струны», «приморская волна», «поцелуем тревожу листву» и т.д. Мимолетность возведена поэтом в философский принцип. Эта способность роднит К.Д.Бальмонта с импрессионистами.

В данном стихотворении присутствует главный и любимый образ поэта – образ Ветра – символа вечного движения, ненасытной тревоги ( «Я люблю беспокойные сны…», «в восторге нежданном», «в ненасытной тревоге живу»).

Композицию стихотворения «Ветер» составляют четыре четверостишия, стихотворные строчки зарифмованы перекрестной рифмой, стихотворный размер – ямб:

Я жить не могу настоящим,

Я люблю беспокойные сны,

Под солнечным блеском палящим

И под влажным мерцаньем Луны.

Символизм К.Д. Бальмонта выражается в ярких тропах: «блеском палящим, «влажным мерцаньем приморской волны», «в восторге нежданном». Они стилистически выдержаны («в рассвете туманном», «с вечернею тучкой»).

Синтаксис стихотворения «Ветер» своеобразен: почти все предложения начинаются с местоимения «Я», чем подчеркивается эгоцентричная направленность лирики Бальмонта. Встречается и анафора – повторение стихотворных строчек: «Я жить не могу настоящим» в первом четверостишии и «Я жить не хочу настоящим» во втором.

Первая и последняя строчки стихотворения как бы объясняют и подытоживают тему повествования: «Я жить не могу настоящим», «В ненасытной тревоге живу».

Обилие глаголов в форме настоящего времени придает монологу лирического героя динамику действия, подтверждает свободолюбие, ненасытность Ветра. В неустойчивом равновесии жизни и смерти К.Д. Бальмонт принимает сторону жизни, движения, «ненасытно тревоги», ему по нраву «беспокойные сны».

Все языковые средства произведения подчинены выражению темы и идеи стихотворения – свобода, движение, бешеный ритм жизни, непосредственность чувств.

Строчки стихотворения буквально пронизаны противопоставлениями («блеском палящим, «влажным мерцаньем», «деревьям шумящим», «легендам приморской волны», «в рассвете туманном», «с вечернею тучной плыву»), что выражает нетерпение и противоречивость Ветра.

Таким образом, стихотворение «Ветер» является образцом символистической лирики. К.Д. Бальмонт создал неповторимый образ Ветра и мастерски передал его стихийную сущность.

человек просмотрели эту страницу. Зарегистрируйся или войди и узнай сколько человек из твоей школы уже списали это сочинение.

Анализ стихотворения Константина Бальмонта «Ветер»

17 декабря 2015

Представитель периода увлечения символизмом в поэтическом творчестве, мастер улавливать нюансы окружающего мира и в мелодичном ритме передавать читателям – Константин Бальмонт. В качестве центрального символа произведения поэт выбирал множество неодушевленных предметов, в частности – силы природы. Ветру автор посвятил не одно стихотворение. Вариант 1895 года рассказывает нам о восприятии жизни Бальмонтом на тот момент путем символистского переноса человеческого мироощущения на «характер» ветра.

В поэзии «Ветер» автор виртуозно выхватывает из окружающей действительности мимолетные моменты и картинно пишет их, обогащая эпитетами и инверсиями. Он упоминает солнце «палящее» и «шумящие» деревья, короткий отзвук струны и быстрое волнение морской волны. Трогательно и неожиданно звучит в последней строфе поцелуй листвы.

Главная тема стиха – ветер – будто проносится сквозь написанные строки. Анафорическое начало первых двух строф о нежелании и неумении поэта «жить настоящим» роднит его с бурным потоком неугомонного ветерка, который так же вечно в активном движении – он живет настоящей деятельной жизнью. Таким же мечтает быть автор, и он поистине счастлив, когда ритм жизни пробуждает «ненасытную тревогу».

Ураганом летят дни, и чтобы поспевать за ними, нужно быть таким же скорым и смелым. «В бегстве живу» – заверяет поэт. Даже сны, казалось бы, – воплощение покоя и временного забытья, – Бальмонт любит «беспокойные». Ибо не время замирать и умирать, есть возможность ловить скоротечные моменты.

Стихотворение построено методом перекрестной рифмовки. Обилие глаголов помогает полнее передать динамику произведения. Свобода, быстрый ритм изменения описанных явлений, противопоставления – это характерные черты неприкаянного и неуловимого ветра.

Бальмонт показал себя в новом творении как великолепный знаток лирики символизма. Стихийная сущность ветра сплелась в стихах с характером и личной судьбой автора. Короткие видения моментально находят отклик в чувствительном поэтическом сердце и он, как искусный живописец, щедро рисует их читателям в своем романтичном стихотворении.

«Бог и Дьявол» К.Бальмонт

«Бог и Дьявол» Константин Бальмонт

Я люблю тебя, Дьявол, я люблю Тебя, Бог,
Одному — мои стоны, и другому — мой вздох,
Одному — мои крики, а другому — мечты,
Но вы оба велики, вы восторг Красоты.

Я как туча блуждаю, много красок вокруг,

То на север иду я, то откинусь на юг,
То далеко, с востока, поплыву на закат,
И пылают рубины, и чернеет агат.

О, как радостно жить мне, я лелею поля,
Под дождем моим свежим зеленеет земля,
И змеиностью молний и раскатом громов
Много снов я разрушил, много сжег я домов.

В доме тесно и душно, и минутны все сны,
Но свободно-воздушна эта ширь вышины,
После долгих мучений как пленителен вздох.
О, таинственный Дьявол, о, единственный Бог!

Анализ стихотворения Бальмонта «Бог и Дьявол»

Среди поэтов серебряного века трудно отыскать автора, которого бы не волновали вопросы мироздания. Каждый русский литератор самостоятельно трактовал для себя такие понятия, как «Бог» и «Дьявол», ассоциируя их с событиями собственной жизни или же общественными явлениями. Для Константина Бальмонта эти два мифических персонажа олицетворяют не только понятия добра и зла. Они – залог равновесия Вселенной, две взаимосвязанных части мира и человеческой души. Рассуждая на тему того, насколько тесно в нашей жизни переплетаются эти понятия, Бальмонт в 1913 году написал стихотворение «Бог и Дьявол».

Следует сразу же отметить, что автор не отдает предпочтение кому-то одному из своих героев, считая, что они дополняют и уравновешивают друг друга. Поэтому поэт относится к ним с равной долей уважения и заявляет: «Я люблю тебя, Дьявол, я люблю Тебя, Бог». В этой фразе нет сарказма или же неуважения к догмам христианства. Бальмонт признает, что темная и светлая силы в этом мире равны, и их баланс является залогом существования всего живого на планете. «Одному — мои крики, а другому мечты, но вы оба велики, вы восторг Красоты», — подчеркивает поэт.

Себя он сравнивает с блуждающей тучей, которая постоянно меняет направление своего движения. Однако в этом кажущемся хаосе именно Бог и Дьявол являются путеводными звездами автора, хранят и оберегают его от неправильных поступков. Бальмонт разрушает стереотипы о том, что эти персонажи должны олицетворять конкретные качества и черты характера каждого из нас. В религии эта тема весьма утрирована, а у Бальмонта приобретает несколько иную смысловую нагрузку. Когда в его душе правит Бог, то поэт чувствует себя созидателем, отмечая: «О, как радостно жить мне, я лелею поля». Однако если верх берут деструктивные силы, то автор превращается в настоящего деспота, безжалостного и беспощадного, признаваясь: «Много снов я разрушил, много сжег я домов».

Отказаться от Бога в угоду Дьяволу и наоборот Бальмонт считает для себя невозможным, ведь в этом случае пришлось бы избавляться от части собственной души, которая бы утратила ту хрупкую гармонию, которую каждый из нас изначально получает в подарок от высших сил. Преклоняясь перед ними, поэт отмечает: «О, таинственный Дьявол, о, единственный Бог!». Он восхищается коварство и мудростью собственной натуры, понимая, что стал тем, кем является, лишь благодаря равновесию двух противоборствующих стихий.

Стихи Константина Бальмонта о любви

О, женщина, дитя, привыкшее играть.

О, женщина, дитя, привыкшее играть
И взором нежных глаз, и лаской поцелуя,
Я должен бы тебя всем сердцем презирать,
А я тебя люблю, волнуясь и тоскуя!
Люблю и рвусь к тебе, прощаю и люблю,
Живу одной тобой в моих терзаньях страстных,
Для прихоти твоей я душу погублю,
Все, все возьми себе – за взгляд очей прекрасных,
За слово лживое, что истины нежней,
За сладкую тоску восторженных мучений!
Ты, море странных снов, и звуков, и огней!
Ты, друг и вечный враг! Злой дух и добрый гений!

Я ласкал ее долго, ласкал до утра

Я ласкал ее долго, ласкал до утра,
Целовал ее губы и плечи.
И она наконец прошептала: «Пора!
Мой желанный, прощай же — до встречи».
И часы пронеслись. Я стоял у волны.
В ней качалась русалка нагая.
Но не бледная дева вчерашней луны,
Но не та, но не та, а другая.
И ее оттолкнув, я упал на песок,
А русалка, со смехом во взоре,
Вдруг запела: «Простор полноводный глубок.
Много дев, много раковин в море.
Тот, кто слышал напев первозданной волны,
Вечно полон мечтаний безбрежных.
Мы — с глубокого дна, и у той глубины
Много дев, много раковин нежных».

«Люби!» – поют шуршащие березы,
Когда на них сережки расцвели.
«Люби!» – поет сирень в цветной пыли.
«Люби! Люби!» – поют, пылая, розы.
Страшись безлюбья. И беги угрозы
Бесстрастия. Твой полдень вмиг – вдали.
Твою зарю теченья зорь сожгли.
Люби любовь. Люби огонь и грезы.
Кто не любил, не выполнил закон,
Которым в мире движутся созвездья,
Которым так прекрасен небосклон.
Он в каждом часе слышит мертвый звон.
Ему никак не избежать возмездья.
Кто любит, счастлив. Пусть хоть распят он.

Она пришла ко мне, молчащая, как ночь,
Глядящая, как ночь, фиалками-очами,
Где росы кроткие звездилися лучами,
Она пришла ко мне – такая же точь-в-точь,
Как тиховейная, как вкрадчивая ночь.
Ее единый взгляд проник до глуби тайной
Где в зеркале немом – мое другое я,
И я – как лик ея, она – как тень моя,
Мы молча смотримся в затон необычайный,
Горящий звездностью, бездонностью и тайной.

Ты мне была сестрой, то нежною, то страстной,
И я тебя любил, и я тебя люблю.
Ты призрак дорогой. бледнеющий. неясный.
О, в этот лунный час я о тебе скорблю!
Мне хочется, чтоб ночь, раскинувшая крылья,
Воздушной тишиной соединила нас.
Мне хочется, чтоб я, исполненный бессилья,
В твои глаза струил огонь влюбленных глаз.
Мне хочется, чтоб ты, вся бледная от муки,
Под лаской замерла, и целовал бы я
Твое лицо, глаза и маленькие руки,
И ты шепнула б мне: «Смотри, я вся — твоя!»
Я знаю, все цветы для нас могли возникнуть,
Во мне дрожит любовь, как лунный луч в волне.
И я хочу стонать, безумствовать, воскликнуть:
«Ты будешь навсегда любовной пыткой мне!»

То, что люди называли по наивности любовью,
То, чего они искали, мир не раз окрасив кровью,
Эту чудную Жар-Птицу я в руках своих держу,
Как поймать ее, я знаю, но другим не расскажу.
Что другие, что мне люди! Пусть они идут по краю,
Я за край взглянуть умею и свою бездонность знаю.
То, что в пропастях и безднах, мне известно навсегда,
Мне смеется там блаженство, где другим грозит беда.
День мой ярче дня земного, ночь моя не ночь людская,
Мысль моя дрожит безбрежно, в запредельность убегая.
И меня поймут лишь души, что похожи на меня,
Люди с волей, люди с кровью, духи страсти и огня!

Читайте также:  Анализ стихотворения Баратынского Чудный град порой сольётся

Тебя я хочу, мое счастье

Тебя я хочу, мое счастье,
Моя неземная краса!
Ты – солнце во мраке ненастья,
Ты – жгучему сердцу роса!
Любовью к тебе окрыленный,
Я брошусь на битву с судьбой.
Как колос, грозой опаленный,
Склонюсь я во прах пред тобой.
За сладкий восторг упоенья
Я жизнью своей заплачу!
Хотя бы ценой преступленья –
Тебя я хочу!

До последнего дня

Быть может, когда ты уйдешь от меня,
Ты будешь ко мне холодней.
Но целую жизнь, до последнего дня,
О друг мой, ты будешь моей.
Я знаю, что новые страсти придут,
С другим ты забудешься вновь.
Но в памяти прежние образы ждут,
И старая тлеет любовь.
И будет мучительно-сладостный миг:
В лучах отлетевшего дня,
С другим заглянувши в бессмертный родник,
Ты вздрогнешь – и вспомнишь меня.

Я люблю тебя больше, чем Море, и Небо, и Пение,
Я люблю тебя дольше, чем дней мне дано на земле.
Ты одна мне горишь, как звезда в тишине отдаления,
Ты корабль, что не тонет ни в снах, ни в волнах, ни во мгле.
Я тебя полюбил неожиданно, сразу, нечаянно,
Я тебя увидал – как слепой вдруг расширит глаза
И, прозрев, поразится, что в мире изваянность спаяна,
Что избыточно вниз, в изумруд, излилась бирюза.
Помню. Книгу раскрыв, ты чуть-чуть шелестела страницами.
Я спросил: “Хорошо, что в душе преломляется лед?”
Ты блеснула ко мне, вмиг узревшими дали, зеницами.
И люблю – и любовь – о любви – для любимой – поет.

Мой друг, есть радость и любовь

Мой друг, есть радость и любовь,
Есть все, что будет вновь и вновь,
Хотя в других сердцах, не в наших.
Но, милый брат, и я и ты –
Мы только грезы Красоты,
Мы только капли в вечных чашах
Неотцветающих цветов,
Непогибающих садов.

Я не могу понять, как можно ненавидеть
Остывшего к тебе, обидчика, врага.
Я радости не знал — сознательно обидеть,
Свобода ясности мне вечно дорога.
Я всех люблю равно любовью равнодушной,
Я весь душой с другим, когда он тут, со мной,
Но чуть он отойдет, как, светлый и воздушный,
Забвеньем я дышу — своею тишиной.
Когда тебя твой рок случайно сделал гневным,
О, смейся надо мной, приди, ударь меня:
Ты для моей души не станешь ежедневным,
Не сможешь затемнить — мне вспыхнувшего — дня.
Я всех люблю равно любовью безучастной,
Как слушают волну, как любят облака.
Но есть и для меня источник боли страстной,
Есть ненавистная и жгучая тоска.
Когда любя люблю, когда любовью болен,
И тот — другой — как вещь, берет всю жизнь мою,
Я ненависть в душе тогда сдержать не волен,
И хоть в душе своей, но я его убью.

Нет дня, чтоб я не думал о тебе

Нет дня, чтоб я не думал о тебе,
Нет часа, чтоб тебя я не желал.
Проклятие невидящей судьбе,
Мудрец сказал, что мир постыдно мал.
Постыдно мал и тесен для мечты,
И все же ты далеко от меня.
О, боль моя! Желанна мне лишь ты,
Я жажду новой боли и огня!
Люблю тебя капризною мечтой,
Люблю тебя всей силою души,
Люблю тебя всей кровью молодой,
Люблю тебя, люблю тебя, спеши!

Поэты любовной поэзии

Слушать стихотворение Бальмонта Я люблю тебя

«Люби», анализ стихотворения Бальмонта

История создания

Стихотворение «Люби» Бальмонт написал в 1917 г. в возрасте пятидесяти лет. Сонет вошёл в сборник «Сонеты Солнца, мёда и Луны», изданный в 1917, а затем в 1921 г. Этот сборник по праву считается итоговым в творчестве поэта, он вобрал в себя основные мотивы и поэтические идеи всего творческого наследия Бальмонта.

Литературное направление и жанр

Бальмонт – символист старшего поколения, первый русский символист, чьё творчество получило признание. В период с конца 1900-х Бальмонт написал около 250 сонетов, вошедших в сборник.

В форме сонета чаще всего пишутся произведения философской или любовной лирики. Стихотворение «Люби», несмотря на название, тяготеет к жанру философской лирики. Оно содержит традиционные для Бальмонта мотивы огня, зари, полдня, имеющие в творчестве поэта символический подтекст.

Тема, основная мысль и композиция

Тема стихотворения – любовь как самое сильное чувство, побуждающее к действию и рождающее саму жизнь.

Основная мысль стихотворения – призыв любить, ведь только любящий может быть счастлив. Поэт объясняет свою философскую мысль параллелями из культурного наследия человечества, которые нужно увидеть в подтексте.

Стихотворение имеет композицию классического сонета, то есть в нём есть сюжетно-эмоциональный перелом, который происходит между катренами и терцетами. Первый катрен – повторение лирическим героем призывов к любви самой природы. Второй катрен не отрицает призыва любить, но показывает заключённое в нём противоречие. Есть ли смысл любить, если жизнь коротка. Любовь сопряжена с болью и смертью.

Терцины содержат вывод, выраженный как противопоставление наказания тому, кто не любил, и награды тому, кто любил.

Тропы и образы

Основной троп первого катрена – олицетворение. Бальмонт повторяет призыв «люби» как песню берёз, цветущей сирени и роз. Эпитеты и метафоры (розы пылают, сирень в цветной пыли) создают яркий образ поздней весны – традиционной для поэзии поры любви.

Второй катрен – призыв уже не природы, а лирического героя. Неологизм «безлюбье» в контексте обозначает не только отсутствие, но и отрицания любви. Безлюбье и бесстрастие, угрозы которого надо бежать, – состояние, приводящее к бессмысленности существования. Возможно, именно о таких строфах, как второй катрен, критик Николай Банников писал, что они хорошо передавали атмосферу и настроение, «но при этом страдал рисунок, пластика образов». Второй катрен очень музыкален, аллитерации звуков стр, зл, гр, гл создают образы враждебной угрозы. Бальмонт – мастер повтора слов, особой музыкальной пластики стиха. В первом катрене корень люб повторяется 4 раза, во втором – 3.

Метафоры «твой полдень вмиг вдали» и «твою зарю теченья зорь сожгли» передают быстротечность и бессмысленность человеческой жизни, где полдень и заря – символы её периодов, не лишённые также своего прямого значения. Огонь и грёзы противопоставлены как разные состояния человеческой души: действие и бездействие, деятельность и мечтания, динамика и статика, разрушение и созидание, эмоции и разум.

Первый терцет – эмоциональный перелом, после которого лирический герой не увещевает читателя, не призывает его любить, а обвиняет в беззаконии. Это не просто закон природы, о котором говорится в первой строфе (весеннее побуждение и природы). Первый терцет – скрытая цитата «Божественной комедии» Данте, в которой описана «любовь, что движет солнце и светила». Невозможно понять смысл сонета, не распознав скрытую цитату, не поняв подтекст. Ведь Данте говорит не о природной, физиологической любви, а о любви божественной. Такая любовь сопряжена со страданиями, о чём последний терцет.

Метафора бессмысленно прожитой жизни «он в каждом часе слышит мёртвый звон» – свидетельство того, что тот, кто не любил, как будто и совсем не жил, просто терял время на земле, а в будущем будет наказан. Слово высокой лексики «возмездье» – это усиление обещанной во втором катрене угрозы.

Последняя строка противопоставлена остальным пяти строкам двух терцетов. Она описывает того, кто любит. Поэт характеризует любящего только одним словом – он счастлив. Последнее коротенькое предложение отсылает читателя к образу Иисуса Христа, который был распят за человечество, любя каждого человека. Счастье, с точки зрения Бальмонта, сопряжено с чувством любви. Так поэт решает философский вопрос счастья.

Размер и рифмовка

Сонетная строфа – строгая форма. Сонет состоит из 14 строф – двух катренов и двух терцетов. Бальмонт пишет стихотворение в форме классического итальянского сонета, немного изменив систему рифмовки терцетов (в итальянском сонете вгв гвг, а у Бальмонта вгв вгв. Рифмовка в катренах и терцетах кольцевая, женская рифма чередуется с мужской. Сонет написан традиционным для этой строфы размером – пятистопным ямбом.

Я люблю тебя больше,чем море. К.Бальмонт


Я люблю тебя больше, чем Море, и Небо, и Пение,
Я люблю тебя дольше, чем дней мне дано на земле.
Ты одна мне горишь, как звезда в тишине отдаления,
Ты корабль, что не тонет ни в снах, ни в волнах,
ни во мгле.

Я тебя полюбил неожиданно, сразу, нечаянно,
Я тебя увидал – как слепой вдруг расширит глаза
И, прозрев, поразится, что в мире изваянность спаяна,
Что избыточно вниз, в изумруд, излилась бирюза.

Помню. Книгу раскрыв, ты чуть-чуть шелестела страницами.
Я спросил: `Хорошо, что в душе преломляется лед?`
Ты блеснула ко мне, вмиг узревшими дали, зеницами.
И люблю – и любовь – о любви – для любимой – поет.

Константин Бальмонт

Тэги: стихи, К.Бальмонт, читает Борис Ветров

2014-09-04 18:03:11 – Светлана Анатольевна Щедрина

Вы можете нажать на это фото для перехода на его страницу
2014-09-04 18:05:53 – Ангелина Васильевна A.B.M.
Помню. Книгу раскрыв, ты чуть-чуть шелестела страницами.

Вы можете нажать на это фото для перехода на его страницу
2014-09-05 17:57:29 – Нина Валерьевна Рыжкина
Необычно звучит под музыку Нино Рота к фильму `Ромео и Джульетта`, а голос Ветрова просто завораживает!
2014-09-05 18:04:16 – Ангелина Васильевна A.B.M.
Добрый вечер,Нина Валерьевна!Очень рада Вам и Вашему комментарию!)
Мне тоже нравится как читает это чудесное стихотворение моего любимого поэта Борис Ветров.
2014-09-05 18:06:13 – Нина Валерьевна Рыжкина
Чудесное совпадение! После Мандельштама Бальмонт для меня любимый!
2014-09-05 18:10:01 – Ангелина Васильевна A.B.M.
Очень радует меня это)

Белый лебедь, лебедь чистый,
Сны твои всегда безмолвны,
Безмятежно-серебристый,
Ты скользишь, рождая волны.

Под тобою глубь немая,
Без привета, без ответа,
Но скользишь ты, утопая
В бездне воздуха и света.

Над тобой Эфир бездонный
С яркой Утренней Звездою.
Ты скользишь, преображенный
Отраженной красотою.

Символ нежности бесстрастной,
Недосказанной, несмелой,
Призрак женственно-прекрасный
Лебедь чистый, лебедь белый!

Константин Бальмонт

2014-10-19 09:23:14 – Елена Владимировна Николаева
Ангелина Васильевна, спасибо за прекрасное стихотворение К.Бальмонта.
Хороша эта женщина в майском закате,
Шелковистые пряди волос в ветерке,
И горенье желанья в цветах, в аромате,
И далекая песня гребца на реке.

Хороша эта дикая вольная воля;
Протянулась рука, прикоснулась рука,
И сковала двоих – на мгновенье, не боле,-
Та минута любви, что продлится века.
К.Бальмонт.

Вы можете нажать на это фото для перехода на его страницу

2014-11-05 14:09:52 – Галина Ивановна Волченкова
Восторг.
2014-11-05 14:49:07 – Ангелина Васильевна A.B.M.
Присоединяюсь к нему.

Прокомментируйте!

Выскажите Ваше мнение:


Вакансии для учителей

Тема любви в поэзии К.Д. Бальмонта

Беспокойный нрав Бальмонта помешал ему закончить университет, из которого он был исключен, как главный зачинщик студенческих беспорядков. Вся его юность – череда импульсивных поступков: женитьба в 22 года, против воли родителей, что послужило разрывом с семьей; попытка покончить с собой из-за семейных неурядиц и ревности красавицы-супруги, поэт выброситься из окна на каменную мостовую. Выживет, но навсегда останется хромота.

Надо ли говорить, что и дальнейшая личная жизнь Константина Бальмонта была порывистой и бурной, что нашло отражение и в творчестве поэта:

“За сладкий восторг упоенья

Я жизнью своей заплачу!

Хотя бы ценой исступленья –

Молодой поэт жаждет сильных эмоций и ищет их в любовных отношениях:

“Нет дня, чтоб я не думал о тебе,

Нет часа, чтоб тебя я не желал.

Проклятие невидящей судьбе,

Мудрец сказал, что мир постыдно мал.

Постыдно мал и тесен для мечты,

И все же ты далеко от меня.

О, боль моя! Желанна мне лишь ты,

Я жажду новой боли и огня!”

Любовная лирика Бальмонта наполнена тонким эротизмом и страстью:

“Альков раздвинулся воздушно-кружевной.

Она не стала мне шептать: «Пусти. Не надо.

Не деве Севера, не нимфе ледяной

Твердил я вкрадчиво: «Anita! Adorada!»*

Тигрица жадная дрожала предо мной,–

И кроме глаз ее мне ничего не надо.”

А это стихотворение выглядит своеобразным трактатом “О поцелуях”:

“Есть поцелуи — как сны свободные,

Блаженно-яркие, до исступления.

Есть поцелуи — как снег холодные.

Есть поцелуи — как оскорбление.

О, поцелуи — насильно данные,

О, поцелуи — во имя мщения!

Какие жгучие, какие странные,

С их вспышкой счастия и отвращения!”

Безумная страсть вкупе с романтическим обликом Константина Дмитриевича Бальмонта не могли не очаровать женщин, окружавших поэта, и он порой беззастенчиво пользовался своей властью:

“И я всегда гляжу в зрачки,

Чтоб в них читать – любовь.”

Среди поклонниц Бальмонта была и Марина Цветаева, с которой у поэта был платонический роман.

Но главной горькой страстью осталась первая любовь – жена Лариса Горелина, о которой впоследствии поэт напишет:

“Мне стыдно плоскости печальных приключений.

Вселенной жаждал я, а мой вампирский гений

Был просто женщиной, познавшей лишь одно,

Красивой женщиной, привыкшей пить вино.”

От любви-наваждения Бальмонт впоследствии перейдет к “любви-мгновению, длящемуся века”:

“Хороша эта женщина в майском закате,

Шелковистые пряди волос в ветерке,

И горенье желанья в цветах, в аромате,

И далекая песня гребца на реке.

Хороша эта дикая вольная воля;

Протянулась рука, прикоснулась рука,

И сковала двоих – на мгновенье, не боле,-

Та минута любви, что продлится века.”

Таким было чувство к поэтессе Мирре Лохвицкой. Зарождение отношений Бальмонт описывает поэтически:

“Хотела б я быть рифмою твоей!” –

Мне Лохвицкая Мирра прошептала.

О, рифмы есть различного закала.

И я клянусь всей звонкостью морей:

В глагольных рифмах сладости немало,

Коль рифма рифму вдруг поцеловала.”

Правда, не эта женщина, а другая заставит его совершить очередное безумие – уйти из семьи. Новой роковой любовью станет Екатерина Бруни, о которой поэт напишет:

“Пронзенный, пред тобой склоняюсь в прах.

Лобзаю долго милые колени.

На образе единственном ни тени.

Расцветы дышат в розовых кустах,

Движенью чувства нет ограничений.

Я храм тебе построю на холмах.”

Смысл жизни Бальмонт видел в постижении человеческой сути и любви:

“Кто не любил, не выполнил закон,

Которым в мире движутся созвездья,

Которым так прекрасен небосклон.”

И даже финал своей жизни поэт ознаменует стихотворением “Люби!”:

“Я ведал в жизни все. Вся жизнь лишь блеск зарницы.

Я счастлив в гибели. Я мог, любя, любить.”

§ 2.3 Детские стихи

К сожалению, осталась почти не изученной часть поэтического наследия Бальмонта – детского поэта. В конце 1905 года в Москве в издательстве “Гриф” была напечатана книжка “Фейные сказки”. В ней было помещено 71 стихотворение. Посвящена эта книга Нинике – Нине Константиновне Бальмонт-Бруни, дочери Бальмонта и Е. А. Андреевой. Об этой книге изящных стилизаций детских песенок восторженно писал В. Брюсов: “В “Фейных сказках” родник творчества Бальмонта снова бьет струёй ясной, хрустальной, напевной. В этих “детских песенках” ожило все, что есть самого ценного в его поэзии, что дано ей как небесный дар, в чем ее лучшая вечная слава. Это песни нежные, воздушные, сами создающие свою музыку. Они похожи на серебряный звон задумчивых колокольчиков, “узкодонных, разноцветных на тычинке под окном”. Это – утренние, радостные песни, спетые уверенным голосом в ясный полдень. По своему построению ,,Фейные сказки”-одна из самых цельных книг Бальмонта. В ее 1-ой части создан – теперь навеки знакомый нам – мир феи, где бессмертной жизнью живут ее спутники, друзья и враги: стрекозы, жуки, светлячки, тритоны, муравьи, улитки, ромашки, кашки, лилии. И только 111-я часть книги, несколько измененным тоном, вносит иногда диссонансы в эту лирическую поэму о сказочном царстве, доступном лишь ребенку и поэту”.

Приведем два стихотворения из сборника “Фейные сказки”:

К Фее в замок собрались

Мошки и букашки.

Перед этим напились

Капелек с ромашки.

И давай жужжать, галдеть

В зале паутиной,

Точно выискали клеть,

А не замок чинный.

Стали жаловаться все

С самого начала,

Что ромашка им в росе

А потом на комара

Говорит, мол, я стара,

Фея слушала их вздор

И сказала: “Верьте,

Мне ваш гам и этот сор

Надоел до смерти”.

Встав с воздушных кресел, –

Чтобы тотчас на суку

Сети он развесил.

И немедля стал паук

А она пошла на луг

Мышка спичками играла,

Загорелся кошкин дом.

Нет, давай начну сначала.

Мышка спичками играла

Перед Васькой, пред котом.

Промяукал он на мышку,

А она ему: “Кис-кис”.

“Нет, – сказал он, – это – лишку”, –

И за хвостик хвать плутишку,

Вдруг усы его зажглись.

Кот мяукать, кот метаться.

Загорелся кошкин дом.

Тут бы кошке догадаться,

А она давай считаться,

Все поставила вверх дном.

Погубила ревность злая,

Кошкин дом сгорел дотла.

“Этой мышке помогла я”, –

Спичка молвила, пылая.

Мышка до сих пор цела.

При прочтении этих стихов читатель, несомненно, проведет аналогии с хрестоматийно известными: “Мухой-Цокотухой” К. И. Чуковского и сказкой “Кошкин дом” С. Я.Маршака.

Анализ стихотворения Бальмонта В безбрежности

Землю целую и неустанно,
ненасытно люби, всех
люби, ищи восторга
и исступления сего.
Ф.М. Достоевский.

Этот эпиграф к своему стихотворению “В безбрежности” поэт взял далеко не случайно. Значит, разговор пойдёт о сверхлюбви, в понимании житейской и настоящей любви, восторженного поэта:
Я мечтою ловил уходящие тени,
Уходящие тени погасавшего дня,
Я на башню всходил, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.
Как истинный символист, Бальмонт строит форму на символах, создавая гиперболический образ героя. “Тени” – это прошлое, которое выступает по воле поэта в роле будущего. В поэзии, оказывается, это возможно.
И чем выше я шёл, тем сильнее рисовались,
Тем ясней рисовались очертанья вдали,
И какие-то звуки вдали раздавались,
Вокруг меня раздавались от Небес и Земли.
Рефреном идущие слова – “рисовались”, “вдали”, “раздавались” – создают двойной эффект действия: музыку и ритм движения. Это подтверждает пристрастное отношение Бальмонта – символиста к звуку и музыкальности стиха. Есть третья особенность, достигаемая рефреном: близкое становится далёким, а далёкое близки, и в постоянном чередовании пространств – гармония. Поэтому не страшно отдаляться от чего-то дорогого сердцу, потому что впереди – мир ещё прекраснее высвечивает это же самое, оставшееся вовсе не в прошлом пространстве…
Чем я выше всходил, тем светлее сверкали,
Тем светлее сверкали выси дремлющих гор,
И сияньем прощальным как будто ласкали,
Словно нежно ласкали отуманенный взор.
Повинуясь новым ощущениям и принимая их как откровение, поэт, а вернее – лирический герой делает ещё одно открытие: всё встречное и вызывающее в его душе восторг одновременно и прощается с ним. Восторг встречи и грусть прощанья сливаются в божественное чувство блаженства со слезами на глазах. Это высшее состояние человеческого духа, но до следующего шага ввысь…
И внизу подо мною уже ночь наступила,
Уже ночь наступила для уснувшей Земли,
Для меня же блистало дневное светило,
Огневое светило догорало вдали.
Лирический герой переводит дух и в этот момент оценивает реальное своё положение в мире. Куда он зашёл? Первое сомнение вкралось в душу, потеснив восторг новизны. А зашёл он туда, где уже нет его Оберега – Земли, нет рядом Бога – Нового, нет вечного приюта душе человека. Замешательство усиливает момент догорания солнца, исчезает и последних между Богом и Землёй.
Я узнал, как ловить уходящие тени,
Уходящие тени потускневшего дня,
И всё выше я шёл, и дрожали ступени,
И дрожали ступени под ногой у меня.
Лирический герой начинает оправдывать целесообразность восхождения. Как бы ни было, он узнал, прикоснулся к тайне высшей любви, ко всему сущему, но он опередил события. Тени уже обгоняют его, те самые, которые несколько мгновений назад он научился “ловить”.
Но лирическому герою не хочется возвращаться в исходную точку, хотя он уже в этом не волен. Ему осталось только сохранять позу, что он и делает: имитирует движение вверх. Но это – самообман. Это уже – память о чудных мгновениях. И снова, чтобы войти в состояние блаженства, надо, как советует Достоевский, целовать землю, всех любить.
Таков лирический герой Бальмонта в им же созданном мире. Он не может смириться с тем, что восторг зависит от необъятности мирового пространства, и этим приближает новые и новые открытия для человеческой души.
Бальмонту суждено было стать одним из значительных представителей нового символического искусства в России. Однако у него была своя позиция понимания символизма как поэзии, которая, помимо конкретного смысла, имеет содержание скрытое, выражаемое с помощью намёков, настроения, музыкального звучания. Из всех символистов Бальмонт наиболее последовательно разрабатывал импрессионизм – поэзию впечатлений.

. – Signieret Von Uns: Rhampsenitus Rex.

Rhampsenit hat Wort gehalten, Nahm den Dieb zum Schwiegersohne, Und nach seinem Tode erbte Auch der Dieb Agyptens Krone.

Er regierte wie die Andern, Schutzte Handel und Talente; Wenig, hei?t es, ward gestohlen Unter seinem Regimente.

Der wei?e Elefant

Der Konig von Siam, Mahawasant, Beherrscht das halbe Indienland, Zwolf Konge, der gro?e Mogul sogar, Sind seinem Szepter tributar.

Alljahrlich mit Trommeln,”Posauneo und Falnen Ziehen nach Siam die Zinskarawanen; Viel tausend Kamele, hochberuckte, Schleppen die kostbarsten Landesprodukte.

Sieht er die schwerbepackten Kamele, So schmunzelt heimlich des Konigs Seele; Offentlich freilich pflegt er zu jammern, Es fehle an Raum in seinen Schatzkammern.

Doch diese Schatzkammern sind so weit, So gro? und voller Herrlichkeit; Hier uberflugelt der Wirklichkeit Pracht Die Marchen von Tausend und Eine Nacht.

»Die Burg des Indra« hei?t die Halle, Wo aufgestellt die Gotter alle, Bildsaulen von Gold, fein ziselieret, Mit Edelsteinen inkrustieret.

Sind an der Zahl wohl drei?ig Tausend, Figuren abenteuerlich grausend, Mischlinge von Menschen- und Tiergeschopfen, Mit vielen Handen und vielen Kopfen.

Im »Purpursaale« sieht man verwundert Korallenbaume dreizehnhundert, Wie Palmen gro?, seltsamer Gestalt, Geschnorkelt die Aste, ein roter Wald.

Das Estrich ist vom reinsten Kristalle Und widerspiegelt die Baume alle. Fasanen vom buntesten Glanzgefieder Gehn gravitatisch dort auf und nieder.

Der Lieblingsaffe des Mahawasant Tragt an dem Hals ein seidenes Band, Dran hangt der Schlussel, welcher erschleu?t Die Halle, die man den Schlafsaal hei?t.

© 2003-2018 Rulib.NET
Координатор проекта: Российская Литературная Сеть, Администратор сайта: . Сайт работает под управлением системы “Электронный Библиотекарь” 4.7

Правовая информация: если Вы являетесь автором и/или правообладателем любых из представленных на страницах нашей библиотеки произведений, и возражаете против их нахождения в открытом доступе – сообщите нам по адресу и мы немедленно удалим указанные работы.

Исследовательская работа по творчеству К.Д. Бальмонта

Работа представлена как исследование поэтического сборника Бальмонта К.,Д. “Будем как солнце”, его основных мотивов. Уделёно вниманию структурно-семантическому анализу стихотворения “Я в этот мир пришёл, чтоб видеть солнце”, сопоставительному анализу – “Образ солнца в контексте русской литературы”

Скачать:

ВложениеРазмер
Исследовательская работа по творчеству К.Д. Бальмонта40.9 КБ

Предварительный просмотр:

МУНИЦИПАЛЬНОЕ ОБЩЕОБРАЗОВАТЕЛЬНОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ

ВЛАДИМИРСКАЯ СРЕДНЯЯ ШКОЛА

Исследовательская работа по творчеству

Константина Дмитриевича Бальмонта

Выполнила: ученица 11 класса

1. Константин Дмитриевич Бальмонт

3. БУДЕМ КАК СОЛНЦЕ. Книга символов (1903 год)

4. Анализ стихотворения « Я в этот мир пришел, чтоб видеть солнце»

5. Образ солнца в творчестве поэта , в русском и мировом культурном процессе .

7. Список литературы.

Константин Дмитриевич Бальмонт

Русский поэт. Родился в деревне Гумнище, Владимирской губернии, в дворянской семье. Учился в гимназии в Шуе. В 1886 г. поступил на юридический факультет Московского университета, но был исключен за участие в студенческом движении.

Первый сборник стихотворений Бальмонта вышел в Ярославле в 1890 г., второй — «Под северным небом» — в 1894 г. В них преобладают мотивы гражданской скорби. Вскоре Бальмонт выступает как один из зачинателей символизма.

В конце XIX — начале XX вв. поэт выпустил сборники «В безбрежности», «Тишина», «Будем как Солнце». В 1895—1905 гг. Бальмонт был едва ли не самым известным среди русских поэтов; позднее его популярность падает. Его поэзии свойственна подчеркнутая экзотичность, некая манерность и самолюбование.

Бальмонт совершил несколько кругосветных путешествий, описав их в очерковых прозаических книгах. Был захвачен революционными событиями 1905 г., выступал со стихами, славящими рабочих (книга «Песни мстителя»).С конца того же года вследствие репрессий самодержавия жил за границей и получил возможность вернуться на родину по амнистии лишь в 1913 г. Много переводил из поэзии Запада и Востока. Первым осуществил перевод на русский язык поэмы классика грузинской литературы Шота Руставели «Витязь в тигровой шкуре».В 1921 г. эмигрировал, жил, сильно нуждаясь, во Франции. Создал там цикл ярких стихотворений, полных тоски по России.

Умер в городке Нуази-ле-Гран близ Парижа.

итриевич (1867-1942 гг.)

ПОД СЕВЕРНЫМ НЕБОМ. Элегии, стансы, сонеты (1894 год)
В БЕЗБРЕЖНОСТИ (1895 год)

ТИШИНА. Лирические поэмы (1898 год)
ГОРЯЩИЕ ЗДАНИЯ. Лирика современной души (1900 год)
БУДЕМ КАК СОЛНЦЕ. Книга символов (1903 год)
ТОЛЬКО ЛЮБОВЬ. Семицветник (1903 год)
ЛИТУРГИЯ КРАСОТЫ. Стихийные гимны (1905 год)
ФЕЙНЫЕ СКАЗКИ. Детские песенки (1905 год)
ЗЛЫЕ ЧАРЫ. Книга заклятий (1906 год)

ЖАР-ПТИЦА. Свирель славянина (1907 год)
ПЕСНИ МСТИТЕЛЯ (1907 год)

ПТИЦЫ В ВОЗДУХЕ. Строки напевные (1908 год)
ЗОВЫ ДРЕВНОСТИ. Гимны, песни и замыслы древних (1908 год)
ХОРОВОД ВРЕМЕН. Всегласность (1909 год)

ЗЕЛЕНЫЙ ВЕРТОГРАД. Слова поцелуйные (1909 год)

ЛЮБОВЬ И НЕНАВИСТЬ. Испанские народные песни (1911 год)

ЗАРЕВО ЗОРЬ (1912 год)

ЗВЕНЬЯ. Избранные стихи 1890 -1912 (1913 год)

БЕЛЫЙ ЗОДЧИЙ. Таинство четырех светильников (1914 год

ЯСЕНЬ. Видение древа (1916 год)
СОНЕТЫ СОЛНЦА, МЕДА И ЛУНЫ. Песня миров (1917, 1921 годы)
ДАР ЗЕМЛЕ (1921 год)

ГАМАЮН. Избранные стихи (1921 год) ИЗ МИРОВОЙ ПОЭЗИИ (1921 год)

МАРЕВО (1922 год)

МОЕ – ЕЙ. Россия (1923 год)
В РАЗДВИНУТОЙ ДАЛИ. Поэма о России (1929 год)

ГОЛУБАЯ ПОДКОВА. Стихи о Сибири (1937)

БУДЕМ КАК СОЛНЦЕ. Книга символов (1903 год)

Сборник «Будем как Солнце. Книга символов» издан в 1903 году и пополнил общее собрание сочинений поэта-символиста ХХ века Константина Бальмонта. Сборник стихов «Будем как Солнце» написан по весне, и сам собой символизирует молодость и просветление природное и духовное. Сборник назван Книгой символов, и каждый из них посвящён одной из грандиозных природных стихий: у солнца лирический герой учится мудрости и любви, у огня черпает страсть, у воды заимствует холодный разум и источник жизненных сил, у ветра – независимость. Так или иначе, но творческий век Бальмонта всё же сродни веку его величества Солнца: подобно природному светилу, эта смелая лирика озарила поэтический небосвод России, долгое время удивляла своей яркостью и даже ослепительностью, а затем явила миру свой достойный закат, обещая свой не менее триумфальный восход после победы над всеми невзгодами.

Сборник «Будем как солнце» печатался в ноябре и вышел в свет в самом конце 1902 года (датой издания, однако, был указан 1903 год). Второе издание сборника вошло в «Собрание стихов» (1904, «Скорпион», Москва), третье — в состав «Полного собрания стихов» (Москва, «Скорпион», 1908. Т.2), четвёртое — в «Полное собрание стихов». («Скорпион», 1912, т.3), пятое — в «Собрание лирикеи» (Москва, 1918, Кн. 5) В сборник входит большое количество стихотворений :

  1. Я в этот мир пришел чтоб видеть солнце
  2. Будем как солнце
  3. ВОЗДУШНЫЙ ХРАМ
  4. ГОЛОС ЗАКАТА
  5. РАССВЕТ
  6. ГИМН ОГНЮ
  7. НОВОЛУНИЕ
  8. ЛУННОЕ БЕЗМОЛВИЕ
  9. ВЛИЯНИЕ ЛУНЫ
  10. ВОСХВАЛЕНИЕ ЛУНЫ
  11. ВЛАГА
  12. ВОЗЗВАНЬЕ К ОКЕАНУ
  13. БЕЛЫЙ ПОЖАР
  14. СОН
  15. ДВОЙНАЯ ЖИЗНЬ
  16. ЛЬДИНЫ
  17. С МОРСКОГО ДНА
  18. ДОЖДЬ
  19. ПРЕРЫВИСТЫЙ ШЕЛЕСТ
  20. БЕЗВЕТРИЕ
  21. СНЕЖИНКИ
  22. К ВЕТРУ
  23. ВЕТЕР ГОР И МОРЕЙ
  24. ВЕТЕР
  25. ЗАВЕТ БЫТИЯ
  26. ВСКРЫТИЕ ЛЬДА
  27. СЕВЕР
  28. ИСПАНСКИЙ ЦВЕТОК
  29. ТОЛЕДО
  30. PASEO DE LAS DELICIAS В СЕВИЛЬЕ
  31. К ЦАРИЦЕ ФЕЙ
  32. К ЮНОМУ СХИМНИКУ
  33. НЕ ЛУЧШЕ ЛИ СТРАДАНИЕ
  34. СУМЕРКИ
  35. СКАЗАТЬ МГНОВЕНЬЮ: СТОЙ!
  36. ВЕРБЫ
  37. ЦВЕТОК
  38. ПРАЗДНИК СВОБОДЫ
  39. МОИ ПЕСНОПЕНЬЯ
  40. СЛОВА—ХАМЕЛЕОНЫ
  41. ВОЛЯ
  42. ГЛАЗА
  43. «Я полюбил свое беспутство…»
  44. «Мне снятся караваны…»
  45. «Жить среди беззакония…»
  46. «Что достойно, что бесчестно…»
  47. «Все равно мне, человек плох или хорош…»
  48. «Если в душу я взгляну…»
  49. «Я — изысканность русской медлительной речи…»
  50. ГЛАЗА
  51. СКВОЗЬ СТРОЙ
  52. В ЗАСТЕНКЕ
  53. МСТИТЕЛЬ
  54. СОПЕРНИКИ
  55. В ДОМАХ
  56. НАШИМ ВРАГАМ
  57. ГАРМОНИЯ СЛОВ
  58. ОСВОБОЖДЕНИЕ
  59. Эти и многие другие стихотворения входят в этот сборник, написанные как попытка создать космогоническую картину мира, в центре которого находиться Солнце.

Анализ стихотворения « Я в этот мир пришел, чтоб видеть солнце»

Стихотворение начинается словами древнегреческого философа Анаксагора. Это изречение в качестве анафоры встречается в стихотворении дважды: в первой и последней строфах. Таким образом, можно увидеть кольцевую композицию произведения. В основе лежит монолог лирического героя. Лирический герой Бальмонта счастлив, что пришёл в этот мир. Ему дан шанс созерцать «солнце и выси гор», «море и пышный цвет долин». У него есть шанс не просто восхищаться красотой земли, он способен ее воспевать. Таким образом, он служит главному источнику жизни, которым является солнце. Он творит и славит бескрайний мир и этот прекрасный мир принадлежит ему(« Я заключил миры в едином взоре. Я властелин») Лирический герой страдал, но «победил холодное забвение», в котором не было солнечного света и тепла. «Холодное забвение» здесь поиск смысла жизни. Для героя Солнце стало источником очищения духа и путем к совершенной жизни, прозрения. Создав свою мечту, герой словно ожил — им разгадан непостижимый замысел мироздания. Человек существует только в данное мгновение, в нем выявляется вся полнота его бытия. Теперь он готов воспевать каждый прожитый миг, ибо в нем истина («Я победил холодное забвенье, Создав мечту свою. Я каждый миг исполнен откровенья, Всегда пою.») Страдания, трудный поиск истины пробудили мечту лирического героя. Обретя истину, он отдается каждому мгновению и живет в нем в своем творчестве. Лирический герой не огорчается уходу солнца, его не страшит ночная тьма. Певец считает, что восхвалять в своих песнях солнце — его жизненное предназначение. Он поет для солнца даже «в предсмертный час. Создать образ вселенной, властелином которой является лирический герой , помогают ключевые образы (горы , долины , небо). Но основным образом, является солнце. Солнце служит символом цикла человеческой жизни. Символ направлен в просторы космоса, в вечность. Солнце может видеть всю Вселенную, оно есть сердце мироздания, с которым связан и сам человек. В лексическом строе текста присутствует слово « откровенье» . Оно имеет 2 значения . Первое- раскрытая тайна . Второе – открытость людям и миру . Дважды звучит слово мечта («создав мою мечту ; мою мечту страданья побудили»).Мечта – открытие , прозрение .Автор использует художественные средства ( тропы ) для создания образа вселенной . Эпитеты – “пышный цвет” (долин), “синий кругозор” , «единый взор» ,«холодное забвенье», «певучая сила» .Метафоры – “мечту страданья пробудили”; «заключил миры в едином взоре» .Риторический вопрос – “Кто равен мне в моей певучей силе?” В стихотворении используется прием параллелизма для придания речи образности и выразительности. Этот прием дает возможность художественной речи выразить разнообразные эмоциональные оттенки.

Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце

И синий кругозор .

Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце

По жанру стихотворение гимн (воспевание солнца). Это видно по интонации текста . Она торжественная, мажорная . он слагается из обращений и воззваний к солнцу. Эмоциональная насыщенность выражается в преобладаниивосклицательных и вопросительных оборотов, воззваний, обращений, многочисленных нарастаний, риторических накоплений и повторений. Автор прибегает к приему ассонанса ( Я в этот мир пришел чтоб видеть Солнце и синий кругозор . я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце и выси гор ) Он применяется в качестве оригинального инструмента, придающего тексту особый колорит. Рисунок гласных звуков подсвечивает мысленную картину, создаваемую смыслами и образами. Прием аллитерации( Я в этот мир пришел чтоб видеть Солнце И синий кругозор . Я в этот мир пришел, чтоб видеть Солнце И выси гор)Повторение одних и тех же звуков служит в качестве дополнительного средства ритмизации речи, оно придает выразительность, певучесть .Размер стихотворения : разностопный ямб. Стопа: двухсложная с ударением на 2-м слоге .

Я ̅в э̒то̅т ми̒р при̅ше̒л, что̅б ви̒де̅ть Со̒лнце̅

И̅ си̒ни̅й кру̒го̅зо̒р .

Рифмовка: ABAB – перекрёстная . Строфика стихотворения катрен – четверостишие с перекрёстной рифмой АВАВ .

Стихотворении занимает одно из основных мест в сборнике . Оно отражает основную тематику сборника .Достаточно хорошо раскрыт образ солнца. Наиболее схоже оно по своему жанру , интонации , смыслу оно со стихотворением «Гимн огню» , в которой автор воспевает одну из основных стихий .

Образ солнца в творчестве поэта , в русском и мировом культурном процессе .

В мировой культуре солнце понимается, в первую очередь, как центр, сердце, сила чувства и веры, способность ощущать и силу воображения. В языческих верованиях мира солнце воспринимается как верховное божество, как воплощение его всепроникающей власти. Как источник тепла, солнце представляет жизненную силу, страсть, храбрость и вечную молодость. Являясь источником света, солнце символизирует разум и знания. Солнце символизирует жизнь и смерть, а также обновление жизни через смерть. В христианском образном мире восходящее Солнце является символом бессмертия и воскресения. Особый интерес к образу солнца возник на рубеже XIX—XX веков. Тема солнца привлекла А. Белого («Золото в лазури», 1904), М. Горького («Дети солнца», 1905), В. Иванова («Солнце-сердце», 1905–1907), В. В. Маяковского («Солнце», 1923), А. Крученых («Победа над солнцем», 1913) и др. Своеобразным солнцем символизма, созидающей его силой, было и творчество К. Бальмонта. В. Брюсов высказывался о нём так: «Когда над русской поэзией восходило солнце поэзии Бальмонта, в ярких лучах этого восхода затерялись едва ли не все другие светила…» . Для К. Бальмонта поэзия, в целом, представляла собой утонченный способ для выражения чувств и мыслей. Сам Бальмонт называл свои стихи “солнечной пряжей”.Хрестоматийным в символистской поэзии стало стихотворение-гимн «Будем как солнце». Солнцу – идеалу космической красоты, его стихийной силе и животворящей мощи посвятил Бальмонт немало возвышенных строк. Современная душа, по Бальмонту,- это горение, пожар чувств. Сам Бальмонт называл свои стихи “солнечной пряжей”. Хрестоматийным в символистской поэзии стало стихотворение-гимн «Будем как солнце». Солнцу – идеалу космической красоты, его стихийной силе и животворящей мощи посвятил Бальмонт немало возвышенных строк. Современная душа, по Бальмонту,- это горение, пожар чувств. Пожалуй, в русской лирике нет мастера, которого можно было бы поставить в один ряд с Бальмонтом по страстности мироощущения. В светской литературе XVIII-XIX в. солнце встречается как светлый образ наполненный романтизмом. Примером может послужить ода М.Ломоносова «Солнце». В стихотворениях Г.Р.Державина, А.С.Пушкина, Ф.И.Тютчева, А.А. Фета образ солнца всегда радостный и восторженный. Так, у Державина читаем: «Но, солнце, мой вечерний луч! Уже за холмы синих туч Спускаешься ты в темны бездны»; у Пушкина: «Уж реже солнышко блистало», «Мороз и солнце; день чудесный!», «Блестя на солнце, снег лежит»; у Фета: «Еще вчера, на солнце млея», «Солнца луч промеж лип был и жгуч и высок»; у Тютчева: «И солнце нити золотит», «Уж солнца раскаленный шар с главы своей земля скатила,», «Сияет солнце, воды блещут, на всем улыбка, жизнь во всем,», «Солнце светит золотое».

Таким образом, Солнце является одним из ключевых образов в русской и мировой литературе.

В заключение хочется сказать, после Бальмонта осталось большое литературное наследство: стихи, проза, критика, несметное количество переводов с многих языков мира. Но, разумеется, самое главное и ценное в его наследии – это поэзия. Бальмонт выпустил 29 поэтических книг (исключая сборники избранных стихотворений). Конечно, они неравноценны, в них нашел отражение его сложный и противоречивый творческий путь, взлеты, кризисы и угасания таланта. Бальмонт – поэт чрезвычайно плодовитый, но неровный, по преимуществу поэт – лирик. Книга символов «Будем как солнце» (1903) выявила новый этап эволюции поэта, единение его души с космосом, вечностью. Она привлекла к себе жизнеутверждающим пафосом, призывом жить радостно, светло, красиво. Образ солнца стал сквозным в творчестве поэта, в разные годы наполняясь различным философско-символическим содержанием. Языку Бальмонта характерно употребление антитез, гипербол. Часто поэт ставит в синонимический ряд слова, которые имеют антонимические отношения.
В синтаксической структуре Бальмонт отдаёт предпочтение однообразным синтаксических конструкций, использует словесные и лексические повторы. Также Константин Бальмонт любит использовать анафору, лексическую, синтаксическую, морфемную. В целом можно сказать, что язык Константина Бальмонта отличается яркой индивидуальностью. Поэтический язык Константина Бальмонта обладает разносторонней красотой, что и объясняет большую популярность поэта в зрелый период творчества. Творчество поэта Бальмонта уникально. По сути, Константин Дмитриевич чисто формально примыкал к различным течениям, дабы ему было удобней продвигать свои новые поэтические идеи, недостатка в которых он никогда не испытывал. В последнее десятилетие XIX века с творчеством поэта происходит метаморфоза: меланхоличность и мимолетность уступают место солнечному оптимизму. Номинально же принято считать, что стиль, в котором Константин Дмитриевич писал стихи, относился к поэтическому течению символизма. Если в более ранних стихах прослеживались настроения ницшеанства, то на пике развития таланта творчество Константина Бальмонта стало отличаться специфическим авторским оптимизмом и «солнечностью», «огненностью».Если в более ранних стихах прослеживались настроения ницшеанства, то на пике развития таланта творчество Константина Бальмонта стало отличаться специфическим авторским оптимизмом и «солнечностью», «огненностью».

Читайте также:  Анализ стихотворения Баратынского Весна, весна! как воздух чист
Ссылка на основную публикацию