Анализ стихотворения Табун Есенина

ПРОСТОТА И СЛОЖНОСТЬ СТИХОТВОРЕНИЯ С. ЕСЕНИНА «ТАБУН»

    Ирина Мякинина 2 лет назад Просмотров:

1 1 (9), 2015, мировая литература на перекрестье культур и цивилизаций УДК ПРОСТОТА И СЛОЖНОСТЬ СТИХОТВОРЕНИЯ С. ЕСЕНИНА «ТАБУН» М.Н. Капрусова, кандидат филологических наук, доцент, доцент кафедры филологических дисциплин и методики их преподавания, Борисоглебский филиал Воронежского государственного университета, , Воронежская область, г. Борисоглебск, ул. Народная, 43, тел , Аннотация Капрусова М.Н. Простота и сложность стихотворения С. Есенина «Табун». Автор статьи анализирует особенности стихотворения С. Есенина «Табун» (1915 г.). При анализе использовались мифопоэтический и семиотический методы. Цель статьи рассмотреть функционирование мифологической традиции в стихотворении С. Есенина. В статье показано, что мифологизм одна из ключевых черт искусства начала XX века и творчества С. Есенина. Главные темы стихотворения темы коней, грома, ракиты, пастуха. Тема Родины объединяет эти темы. Эти темы наиболее семантически богаты. Все эти темы имеют реальный и мифологический планы. В стихотворении С. Есенина «Табун» вселенная, Россия, человек существуют по одним и тем же природным законам. Ключевые слова: миф, тема, С. Есенин, кони, гром, Россия. Summary Kapranova M.N. The Simplicity and the Complexity of the Poem of S. Yesenin «Tabun». The author of the article considers features of the poem of S. Esenin «Tabun» (1915). The analysis used mythopoetical and semiotic methods. The purpose of the article is to review the functioning of the mythological tradition in the poem of Esenin. The article shows that mifologizm is one of the key traits of early 20th century art and creativity with Esenin. The main theme of the poem is theme horses, Thunder, rakity, Shepherd. The theme of Motherland unites these themes. These themes most semantically rich. All these themes have the real and mythological plans. In the poem of S. Esenin «Tabun» universe, Russia, man exist on the same natural laws. Keywords: myth, theme, S. Yesenin, horse, thunder, Russia. В разные периоды человеческой истории интерес к мифу, мифологическому сознанию не был одинаковым. Так, по мнению Ю.М. Лотмана, З.Г. Минц, Е.М. Мелетинского, культ Разума в ущерб мифологичности имел место в первой половине XVIII века (классицизм), середине XIX века (эпоха реализма и прагматизма), торжеством же мифа можно считать вторую поло- М.Н. Капрусова,

2 мировая литература на перекрестье культур и цивилизаций, 2015, 1 (9) вину XVIII первую половину XIX веков (особенно эпоху романтизма) и конец XIX начало XX веков [12]. Как замечает Н. Банников, «фольклорная, народно-песенная, сказочная струя к тому времени (имеется в виду время выхода «Яри» С. Городецкого (1907 г.), книг «Кольцо Лады» (1918 г.), «Дубравна» (1918 г.) С. Клычкова М.К.) явственно ощущалась во многих областях русского искусства в лесовиках, шишигах и вещих старичках скульптора Коненкова, в полотнах Рериха и Васнецова, в графике Билибина, в музыке Лядова и Римского-Корсакова» [6, с. 11]. Таким образом, мифологизм одна из ключевых черт искусства начала XX века. Можно назвать два наиболее часто встречающихся пути реализации мифологических влияний в творчестве поэтов. Это использование традиционных мифологических сюжетов или образов одной мифологической системы (например, античной в произведениях О. Мандельштама, М. Цветаевой) или включение в стихотворения мифологических персонажей разных мифологических систем (в произведениях Н. Гумилева действуют Кухулин, Дева Солнца, дриады, Белое Дитя, Белый Всадник, Люцифер, Пан, Сваран, Ромул и Рем, Феб и др). Такое использование традиции сразу заметно, легко выделяется читателем. Несколько особняком стоят случаи внутренней, скрытой реализации народно-поэтической традиции, когда мифологический подтекст составляет второй план произведения, существующий параллельно первому бытовому. Читатель должен почувствовать наличие этого второго пласта. Двуплановые поэтические произведения более сложны для восприятия, ведь каждая минимальная тема, входящая в их состав, как правило, представляет собой образ сопоставления, предмет же сопоставления не назван, но подразумевается, его следует угадать. В таких произведениях мифологический подтекст имеет практически каждая лексема. Вслед за В.М. Жирмунским, Ю.Н. Тыняновым, Р.О. Якобсоном и рядом других, в том числе современных, исследователей под темой в стихотворном произведении мы понимаем каждое знаменательное слово [8, с. 27, 30 34, 50, 53, 55, , , 221, 223; 18, с. 77, 78, 89 90, 170; 20, с. 145, 146, 151, 153, 156, 157, 161, 164, 166, 174; 5, с ; 16, с ]. Из множества тем стихотворения в этом случае они называются минимальными темами складываются темы частей стихотворения. А затем и лирическая сюжетная тема всего произведения. Таким образом, тематику поэтического произведения образует совокупность минимальных тем. Примером двупланового, достаточно сложного и неоднозначного произведения может быть одно из стихотворений С. Есенина «Табун». На 30

3 1 (9), 2015, мировая литература на перекрестье культур и цивилизаций первый взгляд, сделанное заявление кажется парадоксальным, ведь о простоте и доступности для самых разных слоев населения произведений Есенина написаны сотни страниц. Однако простота эта часто лишь кажущаяся. Целью нашей статьи будет доказать это. Мы рассмотрим функционирование мифологической традиции в стихотворении, выявим природу его двуплановости. Стихотворение «Табун», написанное в 1915 году, состоит из трех частей [7, т. 1, с ; в дальнейшем все ссылки на это издание даются в тексте: в скобках указываются том и страница]. В этом произведении можно выделить два плана. С одной стороны, в нем изображается реальная ситуация: табун деревенских коней пасется на зеленых весенних холмах (об этой реалии, как привычной, Есенин рассказывал в автобиографии 1924 года [7, т. 5, с. 226]); с другой же, изображенное поэтом представляет собой аллегорическую картину. Ключ к такому двойственному толкованию данного поэтического текста содержится уже в первой части стихотворения. В холмах зеленых табуны коней Сдувают ноздрями златой налет со дней. С бугра высокого в синеющий залив Упала смоль качающихся грив. Дрожат их головы над тихою водой, И ловит месяц их серебряной уздой. Храпя в испуге на свою же тень, Зазастить гривами они ждут новый день. Рассуждая о переходящем из произведения в произведение образе месяца, А. Марченко, имея в виду месяц из стихотворения «Табун», пишет: «Как и положено рыцарю ночи, на утренней заре он становится почти невидимкой, зато его фантастические, волшебные, небывалые кони изображены с гравюрной резкостью» [13, с. 81]. Табун коней здесь это гряда облаков, туч. Сравним русскую народную загадку об облаках и тучах: «Бегут кони буланы, на них узды порваны, / Не догнать, не достать, и не могут они стать» [14, с. 355 ( 129)]. Если принять табун, изображенный в стихотворении, за небесных (облачных) коней, становятся понятными строки второй части стихотворения: 31

4 мировая литература на перекрестье культур и цивилизаций, 2015, 1 (9) Но к вечеру уж кони над лугами Брыкаются и хлопают ушами (выделено нами. М.К.). В мировой мифологии солнце представлялось в образе человека, едущего на золотой колеснице, запряженной чудесными конями [3, с , 146, 148; 4, с , 118, 119, 131, 178, 180], причем «солнце объезжает небесный свод, меняя лошадей: на светлых или белых гуляет оно днем; на черных или вороных ночью» [4, с. 131]. В свете вышесказанного становится ясно, почему «табуны коней / Сдувают ноздрями златой налет со дней»: они «сдувают» солнечный свет. О наступлении ночи, темноты, согласно мифологическим представлениям, у Есенина говорится: «Упала смоль качающихся грив», «Зазастить гривами они ждут новый день». Смена цвета с золотого на черный символизирует смену дня и ночи, смену солнечной погоды на пасмурную, а, возможно, счастливого настроения на печаль. На такие варианты трактовки стихотворения нас наталкивает наличие темы ракиты. Все резче звон, прилипший на копытах, То тонет в воздухе, то виснет на ракитах. В этом стихотворении тема звона заменяет собой темы грома и молнии. А.Н. Афанасьев в своей книге приводит народные представления о боге-громовнике, который «разъезжая по облачному небу», может «творить молнии ударами конских копыт. Подновляя древний языческий миф в христианском духе, в Баварии объясняют гром и молнию тем, что Господь и Св. Дева ездят по небу и во время этой прогулки кони их ударами своих подков высекают из камней огненные искры» [4, с. 228]. Такая трактовка объясняет сочетаемость в произведении минимальной темы коней и минимальной темы звона. Ракита часто растет у воды. Вода притягивает молнию. Потому естественно, что звон-гром «виснет» на ракитах. Можно трактовать связь темы ракиты и тем грома и молнии и иначе: в европейской традиции есть обычай разводить костры из ракитовых веток (или с добавлением их) в особые дни для того, чтобы уберечься от огня, пожаров [19, с. 570]. Тогда в стихотворении Есенина ракиты это сила, «гасящая» агрессию грома и молнии. 32

5 1 (9), 2015, мировая литература на перекрестье культур и цивилизаций Вернемся к теме грома. «Гром в народной традиции карающее орудие небесных сил Бога, Ильи Пророка, Перуна. Повсеместно у славян существует верование, что Бог, св. Илья или небесный змий громом поражает дьявола, черта, которые, прячась и спасаясь, забираются в воду или под дерево, под камень» [17, с. 151]. «Перун в славянской мифологии бог грозы (грома). Перун, первоначально в образе всадника на коне или на колеснице , поражает своим оружием змеевидного врага «[9, с. 305]. Зажженные ракитовые ветки в ритуальное время в народном сознании тоже оберег от ведьм и другой нечистой силы [19, с. 579, 581]. Тема ракитового куста связана в народном представлении с темой горя, грусти и печали [10, с ]. В стихотворении Есенина тема ракит связана с темой вечера (угасания солнечного света, ассоциативно темой грусти). Вторая часть стихотворения говорит об ожидании землей весеннего дождя («Весенний день звенит над конским ухом / С приветливым желаньем к первым мухам»). Заметим, что ракита ассоциируется в народе и с весной [11, с. 134]. Следует учесть, что в русской поэзии существуют парадигмы: вода! существо; вьюга, снегопад! птицы [1, с. 145, 146]. Возможно, отсюда есенинская замена в стихотворении темы капель дождя темой мух. Поэт действует в русле традиции. К вечеру начинают собираться тучи и громыхать гром («Но к вечеру уж кони над лугами / Брыкаются и хлопают ушами»), когда же усиливается ветер, начинается дождь («И лишь волна потянется к звезде, / Мелькают мухи пеплом по воде»). Итак, в этом стихотворении возможно двойное толкование темы ракит, как и темы коней. Если рассматривать произведение как реальную зарисовку из сельской жизни, то ракиты, изображенные в нем, реальные деревья, часто растущие у воды. Если же это аллегория, повествующая о небесных конях, которые приносят на землю ночь и грозу, то тема ракит здесь, как и в стихотворении «Голубень», ассоциативно близка теме священного (или мирового) дерева, неоднократно возникавшей в поэзии Есенина. В древности (до XI в.) существовал обряд обведения вступающих в брак вокруг дуба или ракиты. Это заменяло им венчание [2, с. 189]. В фольклоре можно найти примеры восприятия ракитового куста вариантом небесного источника света, то есть, добра. Существует, например, следующая загадка о ночном небе, месяце и звездах: По полю по Романову много скота рогатого, Один пастух ракитов куст [14, с. 351 ( 31)]. 33

6 мировая литература на перекрестье культур и цивилизаций, 2015, 1 (9) Следовательно, Есенин в рамках мифологической традиции мог так трактовать тему ракиты. Итак, стихотворение «Табун» повествует о вечной смене дня и ночи, о погодных изменениях, о течении времени и человеческой жизни. Вечный, сказочный характер придают стихотворению образы пастуха «вихрастого гамаюна», «резвого эха», «неведомых лугов». В своем трактате «Ключи Марии» Есенин в 1918 году сформулирует основные положения исконного русского искусства, основанного на мифологической традиции, и своей художественной системы. Важнейшим образом в трактате является образ пастуха, о котором поэт сказал за три года в стихотворении «Табун». «В древности никто не располагал временем так свободно, как пастухи. Они были первые мыслители и поэты, о чем свидетельствуют показания Библии и апокрифы других направлений. Вся языческая вера в переселение душ, музыка, песня и тонкая, как кружево, философия жизни на земле есть плод прозрачных пастушеских дум. Само слово пас-тух (пасдух, ибо в русском языке часто д переходит в т ) говорит о каком-то мистически помазанном значении над ним. «Я не царь и не царский сын, я пастух, а говорить меня научили звезды», пишет пророк Амос» [7, т. 5, с ]. Тема родины появляется лишь в конце стихотворения, сводя воедино все основные темы и мотивы: Любя твой день и ночи темноту, Тебе, о родина, сложил я песню ту. Недаром в стихотворении пастуха поэт назвал Гамаюном, ведь Гамаюн птица вещая [15]. Значит, все, что увидел и рассказал лирический герой тоже пастух предсказание о судьбе Руси и человека. В этом произведении вселенная, родина поэта, Россия, человек существуют по одним и тем же природным законам и потому воспринимаются синонимичными понятиями. Итак, наиболее важными в стихотворении являются темы коней (недаром стихотворение названо «Табун»), ракит, пастуха. Эти темы наиболее семантически и мифологически насыщенны. Проведенный анализ показал, что стихотворение «Табун» особый случай взаимоотношения минимальных тем друг с другом и особый случай реализации мифологической традиции. Произведение содержит в себе два одновременно существующих плана. Один план составлен из реально названных минимальных тем. Например, во второй части стихотворения это минимальные темы весеннего дня, коней, первых мух, 34

7 1 (9), 2015, мировая литература на перекрестье культур и цивилизаций вечера, лугов, звона, копыт, воздуха, ракит, волны и др. Из них и других минимальных тем стихотворения складывается тема табуна, весны. Второй же план становится виден, если рассмотреть с учетом мифологических, фольклорных влияний некоторые минимальные темы как образы сопоставления. Это потребует восстановить неназванные, но в потенции существующие минимальные темы (предметы сопоставления). Часть минимальных тем стихотворения одинакова для обоих планов: темы весеннего дня, приветливого желания, вечера, лугов, воздуха, волны, звезды, воды. Остальные же двойственны: минимальная тема звона (образ сопоставления) минимальная тема грома, молнии (предмет сопоставления), минимальная тема коня (образ сопоставления) минимальная тема тучи (предмет сопоставления), минимальная тема мух (образ сопоставления) минимальная тема капель дождя (предмет сопоставления), минимальная тема ракит (образ сопоставления) минимальная тема небесных деревьев (предмет сопоставления). Оба плана стихотворения существуют, но один реализован в тексте, а другой остался в потенции, чем и обусловлена истинная сложность простого, на первый взгляд, стихотворения. Список использованных источников 1. Автоматизация подготовки словарей: учебно-методическое пособие / под ред. Н.Н. Павлович. М.: Издательство Московского университета с. 2. Аникин В.П. Русский фольклор: уч. пособие. М.: Высшая школа, с. 3. Афанасьев А.Н. Древо жизни: Избранные статьи / подг. текста и коммент Ю.М. Медведева; вступ. ст. Б.П. Кирдана. М.: Современник, с. 4. Афанасьев А.Н. Живая вода и вещее слово / сост., вступ. ст., коммент А.И. Баландина. М.: Сов. Россия, с. 5. Баевский В.С. Сквозь магический кристалл: Поэтика «Евгения Онегина», романа в стихах А. Пушкина. М.: Прометей, с. 6. Банников Н. Сергей Клычков: Предисловие // Клычков С.А. Стихотворения / сост., подг. текстов, вст. ст. Н. Банникова. М.: Худож. лит., Есенин С.А. Собрание сочинений: в 6 томах / под общ. ред.: В.Г. Базанова, А.А. Есениной, Е.А. Есениной, А.А. Козловского, С.С. Наровчатого, В.О. Перцова, Ю.Л. Прокушева, М.Б. Храпченко. М.: Худож. лит., Жирмунский В.М. Теория литературы. Поэтика. Стилистика. Л.: Наука, с. 35

Читайте также:  Анализ стихотворения Какая ночь! Я не могу Есенина

8 мировая литература на перекрестье культур и цивилизаций, 2015, 1 (9) 9. Иванов В.В., Топоров В.Н. Перун // Славянская мифология: энциклопедический словарь. М.: Эллис Лак, С Капрусова М.Н. Мифологические, фольклорные, религиозные темы в поэзии С. Есенина: диссертация на соиск. уч. степ. канд. филол. наук. Смоленск, с. 11. Круглый год: Русский земледельческий календарь / сост., вступ. ст. и примеч. А.Ф. Некрыловой. М.: Правда, с. 12. Лотман Ю.М., Минц З.Г., Мелетинский Е.М. Литература и мифология // Мифы народов мира. Энциклопедия: в двух томах / под ред. С.А. Токарева. М.: Советская энциклопедия, Т. 2. С Марченко А.М. Поэтический мир Есенина. М.: Сов. писатель, с. 14. Пословицы; Поговорки; Загадки / сост., авт. предисл. и коммент А.Н. Мартынова, В.В. Митрофанова. М.: Современник, с. 15. Словарь славянской мифологии [Электронный ресурс] Режим доступа: (дата обращения: ). 16. Смит Дж.Б. Тематическая структура и тематическая сложность // Новое в зарубежной лингвистике. Вып. 9: Лингвостилистика / сост. И.Р. Гальперин. М.: Прогресс, С Толстая С.М. Гром // Славянская мифология: энциклопедический словарь. М.: Эллис Лак, С Тынянов Ю.Н. Проблема стихотворного языка: Статьи. М.: Сов. писатель, с. 19. Фрэзер Д.Д. Золотая ветвь: Исследование магии и религии / пер. с англ. 2 е изд. М.: Политическая литература, с. 20. Якобсон Р.О. Работы по поэтике: Переводы / сост. и общ. ред. М.Л. Гаспарова. М.: Прогресс, с. 36

Своеобразие метафоры в лирике Сергея Есенина

Разделы: Литература

Цели урока:

  • Дать представление о своеобразии личности поэта, его творчества.
  • Анализируя стихотворения Сергея Есенина, обобщить представление учащихся о творческом методе поэта.
  • Путем контрольных вопросов выявить уровень знаний учащихся по теме.
  • Анализируя стихотворения, создать у учащихся целостное представление об образе природы в лирике Сергея Есенина.
  • Продолжить работу по формированию аналитических и речевых умений.
  • Создать педагогическую ситуацию для размышления о взаимосвязи человека и природы в творчестве Есенина.
  • Научиться воспринимать стихотворения поэта через звук и цвет. Воспитывать любовь к природе, Родине.

Тип урока: урок совершенствования знаний, умений и навыков.

Технология: организация научно-исследовательской работы в микрогруппах, участие в диалоге, дискуссии.

Оборудование: презентация (PowerPoint) с включением вопросов и заданий, иллюстраций, цитат, раздаточный материал (стихотворения, вопросы к стихотворениям).

1. Вступительное слово учителя. (Приложение 1, слайд №1, 2.)

Учитель. Обратите внимание на эпиграф к уроку:

О Русь – малиновое поле
И синь, упавшая в реку,-
Люблю до радости и боли
Твою озерную тоску.
Холодной скорби не измерить,
Ты на туманном берегу.
Но не любить тебя, не верить –
Я научиться не могу.

Для самого Есенина природа и Родина – неразделимые понятия. Есенин говорил: “Чувство Родины – основное в моем творчестве”. Именно чувство, а не тема, мотив. Слово чувство впитывает множество значений: это и природа, родной край, звучащий и красочный мир поэзии Есенина. На уроке мы обратимся к лирике Сергея Есенина, прослушаем его стихотворения, создадим многозначный образ природы поэта.

Есенин считал себя певцом русской деревни, продолжателем традиций крестьянской поэзии (Кольцова, Никитина, Сурикова). Есенин утверждал, что он – единственный, “последний поэт деревни”. Он пришел в литературу как глубоко лирический поэт, творчество которого было посвящено одной главной теме – теме Родина. Образ Родины принял конкретные очертания рязанской деревни, и в то же время это была вся Русь. Обратимся к стихотворению “В хате” (1914).

Действия учащихся: записывают тему и эпиграф. Один учащийся читает наизусть стихотворение “ В хате”.

2. Учитель. Приложение 1, слайд №3.

Давайте поразмышляем над своеобразием художественной детали в стихотворении. Назовите мелкие подробности деревенского быта?

Что особенного в стихотворении, чем оно притягивает читателя?

Действия учащихся: после обсуждения звучат ответы.

Примерные ответы: в стихотворении нет ярких красок, все обыденно, достоверно. Оно притягивает задушевностью, доверительностью, наблюдательностью, обыденностью.

3. Учитель. Это было настолько необычно, что некоторые литераторы сохранили в своих воспоминаниях впечатление, произведенное юношеским стихотворением Есенина. Так, известный знаток русской поэзии, профессор Московского университета Иван Никанорович Розанов вспоминал: “Еще более произвело на меня впечатление “В хате”, и особенно три последние строчки:

От пугливой шумоты,
Из углов щенки кудлатые.
Заползают в хомуты.

4. Учитель. Следующий этап работы – исследовательский. В своем поэтическом творчестве Сергей Есенин выстраивает мифологическую картину мира, раскрывающую определенную систему народных воззрений на природу и человека. Выполним сопоставительный анализ трех стихотворений С. Есенина (“Дымом половодье зализало ил. ”, “Табун”, “Покраснела рябина. ”) и определим своеобразие метафоры в творчестве Есенина. Вспомните, что такое метафора, метафорический образ.

Действия учащихся: отвечают на вопрос.

5. Учитель. Обратите внимание на слайд. Приложение 1, слайд № 4. Определение метафоры из литературного словаря.

6. Учитель. Для Есенина важное место в жизни и в поэзии занимает мифология. Давайте поразмышляем:какую роль мифология занимает в творчестве Есенина? Для этого необходимо вспомнить, что такое миф.

Действия учащихся: звучит значение понятия “миф”.

7. Учитель. Приложение 1, слайд № 5. Теперь обратите внимание на определение мифа, которое предлагается в словаре литературоведческих терминов.

Мифы для Есенина не просто сказки, а метафорическое видение окружающего мира. Через фольклор поэт устанавливает генетическую связь литературы с мифологией. Так, в голодные годы Есенин долго искал “Поэтические воззрения славян на природу” А. Н. Афанасьева и, наконец, купил его за пять пудов муки. Это свидетельствует о том, что Есенин не просто читал исследования по мифологии, а вчитывался в них. С одной стороны, мифы многое объясняют в фольклоре. С другой – фольклор помогает проникнуть в миф, увидеть в нем отражение ранних форм народного миросозерцания. Обратимся к перечисленным выше стихотворениям для постижения природы поэтического слова ранней лирики С. Есенина.

8. Приложение 1, слайд № 6, 7.

Действия учащихся: перед каждым учащимся лист со стихотворением и вопросами. Учащийся выразительно читает стихотворение “Дымом половодье. ”. Приложение 2.

1. В какое время суток едет на баркасе лирический герой? Какие слова в тексте помогают ответить на этот вопрос?

2. Найдите в стихотворении слова, которые помогают определить чувства лирического героя? Что переживает лирический герой и почему?

3. Какие звуки наполняют открывшуюся перед лирическим героем картину?

4. Назовите основные цвета стихотворения. Как эти цвета влияют на внутреннее состояние лирического героя?

9. Действия учащихся: работа в микрогруппах. После обсуждения звучат ответы (запись основных положений в тетрадь).

В первой строфе названы основные цвета стихотворения: желтый, “дымный”. “Дым” – это тотобраз в стихотворении, который не дает лирическому герою определить свой путь; дым (можно сравнить с половодьем весной) заполонил все пространство. В стихотворении нет ни одного четкого контура, предметы не имеют конкретных очертаний. Присутствует некоторая размытость красок. Сквозь дымную пелену (здесь мы можем позволить себе определить цвет дыма: голубой, сизый, белесый) прорисовывается картина мира. Желтым пятном в дымке виднеется только месяц. Все остальные цвета приглушены.

Лирический герой ощущает себя неприкаянным, испытывает чувство ужаса перед неизвестностью. Спасением от неизвестности является для героя образ Родины, родного края, образ матери сырой земли, к которой “тычется” герой: “еду на баркасе, тычусь в берега”. Глагол “тычусь” использован здесь неслучайно, так описывается обычно ребенок или щенок.

Созданную Есениным картину освещает лишь “месяц”. Этот поэтический образ напоминает образ “всадника”, сбившегося с пути: “желтые поводья месяц уронил”. В предрассветной мгле раздается приглушенный звук весел по воде и “заунывный” “карк” “черной глухарки”. Последняя строфа стихотворения позволяет судить о том, что своему лирическому герою Есенин не отказывает в возможности обретения пути-истины. Именно к родине-богу и “тычется” герой, вымаливая прощение Родине:

Роща синим мраком
Кроет голытьбу.
Помолюсь украдкой
За твою судьбу.

10. Учитель. В композиции стихотворения четко прослеживается вертикаль: небо (месяц, стог-церковь) и земля (“синий мрак”, “черная глухарка”, “тишина болот”). Однако настойчивые мотивы заунывности, затягивающего дыма (т. е. горизонтального, а не устремляющегося радостно к небесам, что свидетельствует об обрыве мистической коммуникации), болот, половодья, пепла и мух (ср. стихотворение “Табун”), ила, уроненных поводьев складываются в систему инфернальных образов, враждебную божественной Руси.

11 . Учитель. В художественной системе С. Есенина поэтические образы как бы “перетекают” из одного стихотворения в другое. Обратимся к стихотворению “Табун” и рассмотрим, какие образы перешли из первого стихотворения.

Действия учащихся: один учащийся читает выразительно стихотворение. Приложение 2.

После обсуждения вопросов в микрогруппах звучат ответы (запись основных положений в тетрадь).

1. Какой образ из предыдущего стихотворения развивается в стихотворении “Табун”? Как он изменился?

2. Какое время суток изображено в стихотворении? Докажите свой выбор примером из текста.

3. Какие чувства испытывает лирический герой в этом стихотворении?

4. В своих стихах Есенин использует эффект смешивания красок. Как этот прием используется в данном стихотворении? Приведите примеры.

В стихотворении “Табун” снова появляется образ “месяца”. Но он уже меняет свои очертания. Образ “месяца-всадника” продолжает развитие в этом стихотворении. Происходит преображение одной образной фигуры в другую. Все предметы в стихотворении видны четко, цвета и звуки яркие и глубокие. Лирический герой находится как бы за рамками текста и вместе с нами, читателями, видит картину природы и переживает чувства, которые рождает пейзаж в человеческой душе. Слово “месяц” ассоциируется со словом “рыцарь”. Перед нами происходит преображение есенинской метафоры: “месяц”, “ночной рыцарь”, исчезает с утреннего неба, когда “кони-облака” “сдувают ноздрями златой налет со дней”. Месяц тает, становится невидимкой. Лишь серебряные тени бросает он на воду: “дрожат их головы над тихою водой, и ловит месяц их серебряной уздой”. Призрачный месяц, волшебные, фантастические кони-облака изображены очень четко. В стихотворении рисуется рождение нового дня. И день достаточно громко заявляет о себе.

Какие же звуки мы слышим в этом стихотворении? Это храп лошадей, “весенний день звенит над конским ухом с приветливым желаньем к первым мухам”, кони “брыкаются и хлопают ушами”, раздается звон копыт. День сменяется вечером. Но вечерние краски и звуки такие же насыщенные, как и дневные. Раздается игра пастуха на рожке.

Лирический пейзаж в стихотворении словно нарисован акварелью. Основные цвета палитры – зеленый, серебристый, золотой. Картину можно разделить на две части: кони на фоне зеленых холмов “обрамлены” в золотой оклад, а “синеющий залив” – в серебряный.

12. Учитель. Обратите внимание, что в конце стихотворения появляется образ птицы Гамаюн. Известно, что птица Гамаюн провозглашает будущее только тем, кто умеет слышать тайну мироздания. Эхо разносит звуки и думы “к неведомым лугам”. В стихотворении “Табун” описан целый жизненный цикл: утро сменяет день, день – вечер, наступает ночь. Лирический герой – органическая частичка созданного Есениным мира. Он очевидец зарождающегося утра, мы вместе с ним заряжаемся природной энергией для дальнейшего весеннего дня. Образ “волны”, тянущейся к звезде, напоминает о есенинской вертикали мироздания. Но образ “пепла”, в который превратился “дым” из стихотворения “Дымом половодье зализало ил. ”, обрывает коммуникативную связь неба и земли.

13. Учитель. Приложение 1, слайд № 9. В стихотворении “Покраснела рябина. ” мы вновь встречаемся с образом “месяца”. Романтическое, грустное настроение достигается здесь с помощью образов “печального рыцаря” (“месяц, всадник унылый, уронил повода”) и “лебедя” (“снова выплыл из рощи синим лебедем мрак”). Но образы баллады Есенин “перекраивает” на русский лад с помощью цветовой гаммы.

Приложение 2. Прочитайте стихотворение “Покраснела рябина. ” и ответьте на вопросы

1. Какой образ из предшествующих стихотворений повторяется в стихотворении “Покраснела рябина. ”?

2. Какие чувства испытывает лирический герой стихотворения?

3. Назовите основные цвета стихотворения.

4. Как эти цвета влияют на внутреннее состояние лирического героя?

5. О ком молится лирический герой Есенина?

Действия учащихся: один учащийся читает выразительно стихотворение. После обсуждения вопросов в микрогруппах звучат ответы (запись основных положений в тетрадь).

Примерные ответы: в стихотворении “Покраснела рябина. ” мы вновь встречаемся с образом “месяца”. Рябиновый цвет и синий – это основные цвета русской одежды (например, кафтана). В рябиново-синей воде отражается унылый всадник. И точно так же, как в первом стихотворении, герой с молитвой обращается к Богу, но уже не украдкой молится, а открыто говорит:

Помяну тебя в дождик
Я, Есенин Сергей.

Лирический герой Есенина молится о Родине, о своем крае. Родина Сергея Есенина как бы пронизана божественным присутствием, нет отделения церкви от родного края. Родина героя – это место присутствия Бога.

14. Учитель. В этом же стихотворении появляется образ схимника-ветра, осени-кобылы рыжей с синим лязгом подков.Появление же в стихотворении образа Вольги, древнерусского богатыря, тесно перекликается с пониманием и осознанием Есениным образа Родины. Психологическое состояние лирического героя здесь иное, чем в первом и во втором стихотворениях. Если в первом стихотворении лирический герой испытывает ужасперед неизведанным, во втором стихотворении герой чувствует умиротворение, то в третьем стихотворении лирический герой переживает чувство щемящей боли за свой край, Родину:

Край ты, край мой, родимый,
Вечный пахарь и вой,
Словно Вольга под ивой,
Ты поник головой.

Таким образом, сравнивая три стихотворения С. Есенина, мы можем сделать вывод о своеобразии поэтической метафоры поэта.

Читайте также:  Анализ стихотворения Лисица Есенина

15. Учитель. Поразмышляем над особенностью развития поэтической метафоры Сергея Есенина. Какой образ перетекает из стихотворения в стихотворение?

Действия учащихся: после устных ответов делают запись в тетрадь.

Примерные ответы: из стихотворения в стихотворение перетекает образ месяца, всадника, который каждый раз получает новое звучание. Поэтому мы вправе говорить о “текучести” образа в создании метафоры. Поэтический образ как бы прорастает, разматывается, удлиняется в метафору.

Вопрос: как меняется звуковая и цветовая палитра есенинских стихотворений?

Действия учащихся: после устных ответов делают запись в тетрадь.

Примерные ответы: происходит удивительное звучание этого мира и постоянная трансформация цвета в звук. Есенину интересно наблюдать за тем, как меняется цвет в зависимости от времени года и суток.

16. Учитель. Приложение 1, слайд № 10. Наша исследовательская деятельность подошла к концу. Мы проследили развитие метафоры в стихотворениях Есенина, поразмышляли о своеобразии звуковой и цветовой палитры. Мифологичность метафоры С. Есенина, обращение к народному творчеству, использование знаковых поэтических ключей, перевоплощение одного образа в другой, “струение” образа – все это создает особый поэтический мир Сергея Есенина.

17. Спасибо за интересное занятие. Подведение итогов, выставление оценок.

18. Домашнее задание: написать эссе. Своеобразие метафоры в лирике Сергея Есенина (на примере 2-3 стихотворений).

Есенин С. А. анализ стихов о природе, образ коня (Есенин С. А.)

Средь людей я дружбы не имею,

Я иному покорился царству.

(«Я обманывать себя не стану…»,

Может кому-то покажется странным, но для меня Сергей Есенин – один из самых загадочных и глубинных русских поэтов. С одной стороны, его стихи доступны и просты по форме, эмоционально окрашенные образы легко просматриваются. А с другой стороны, ты постоянно ловишь себя на мысли, что от тебя ускользает нечто важное, потаённое. Видимая поверхность стихотворения – лишь дверь, за которой скрыты иные миры. Как же открыть эту дверь? Есенин позаботился об этом.

Наши эксперты могут проверить Ваше сочинение по критериям ЕГЭ
ОТПРАВИТЬ НА ПРОВЕРКУ

Эксперты сайта Критика24.ру
Учителя ведущих школ и действующие эксперты Министерства просвещения Российской Федерации.

Он оставил нам «Ключи Марии» и другие свои работы, раскрывающие суть его искусства. Он завещал нам свой любимый афоризм о семи коровах тощих, которые пожрали семь коров тучных. За простыми и обыденными словами спрятано нечто ценное и первозданное.

Попытаемся приоткрыть потаённую дверь и заглянуть в душу есенинской поэзии через один-единственный образ, который мне наиболее близок – через образ коня. Есенинский мир многолик и красочен – люди и птицы, деревья и цветы, небесные тела и явления природы, Россия («Рас-сея») как нечто целостное и живое. Но для меня особняком стоит тема взаимоотношений поэта с животными, в частности – с конём. Рассмотрим развитие этой темы в творчестве Есенина. А чтобы приблизиться к пониманию глубинности есенинской лирики, обратимся также к образу лошадей в русской живописи ХХ века и сравним несколько картин со стихами Сергея Александровича.

Образ коня как бы закольцовывает всё творчество Есенина – с него начинается ранняя лирика поэта и им же заканчивается. В первых сборниках (например, в «Голубени», 1916) этот конь спокойно бредёт:

Осенним холодом расцвечены надежды.

Бредёт мой конь, как тихая судьба…

Водою зыбкой стынет синь во взорах,

Бредёт мой конь, откинув удила.

В последних же стихах, предшествующих смерти поэта, это уже не конь, а мчащаяся вихрем тройка:

Всё укатилось под вихрем бойким

Вот на такой же бешеной тройке.

(«Снежная замять крутит бойко…», 1925)

Происходит смена ритмов в стихах – от спокойных и созерцательных в начале творческого пути к безоглядно мчащимся под откос перед трагической смертью поэта. Символический образ всего жизненного пути Есенина.

Сам поэт в своих теоретических обобщениях («Ключи Марии», др.) делит образы на «заставочные» (статичные), «корабельные» (динамичные, подвижные) и «ангелические» (как окно, прорубленное в «корабельном» образе). Ценнее всего для Есенина образы движущиеся. Необычайно выразительны явления или объекты неживой природы, переданные через образы животных:

Осень – рыжая кобыла чешет гриву.

Рыжий месяц жеребёнком

Запрягался в наши сани.

(«Нивы сжаты, рощи голы», 1917)

Часто поэзию Есенина сравнивают с живописью – так же она ярка и сочна по краскам. Но кто из русских художников сходен с ним по своим мироощущениям в изображении лошадей?

Рассмотрим картину Николая Михайловича Ромадина «В родных местах Есенина» (см. Приложение). Разлита синева небес и леса (сразу вспоминается есенинское: «Несказанное, синее, нежное..» или «Предрассветное. Синее. Раннее»), на переднем плане пасутся красивые лошади с жеребятами. Пасторальный пейзаж и на первый взгляд – вполне в есенинском духе. Но в том-то всё и дело, что только на первый взгляд. А ведь для Есенина это – «заставочный» образ, статичный, лишённый движения, а значит и дыхания жизни. Эта картина совсем не отображает внутренний мир поэта, который не был ни тихим, ни безмятежным, ни однозначным.

Совсем иное дело «Лошади» Павла Николаевича Филонова (см. Приложение). Для Филонова Вселенная существует как единый организм, поэтому для него нет разницы между зверем и человеком. Для него есть разница между «организмом» и «механизмом». Ему чуждо творчество кубофутуристов, поскольку он считает, что картины должны органически расти, как живые клетки, а не быть бездушными механизмами. В этом у Филонова и Есенина много общего. Есенин пишет о футуризме: «Повернув сосну кореньями вверх и посадив на сук ей ворону, он не сумел дать жизнь этой сосне без подставок» («Ключи Марии»). Есенин, как и Филонов, не приемлет никакого формализма в творчестве. У Филонова лошади предстают перед зрителем с ликами, подобными иконописным, своим пронзительным взглядом они проникают в самую глубь души. Лошади похожи на людей, а люди – на лошадей. Недаром поэт Велимир Хлебников написал о своём портрете кисти Филонова:

Я со стены письма Филонова

Смотрю, как конь усталый, до конца.

И много муки в лице у оного

В глазах у конского лица.

Такое же отношение к лошадям и другим домашним животным у Есенина. Это он выразил прежде всего в стихах «Кобыльи корабли» (1919), «Исповедь хулигана» (1920), «Сорокоуст» (1920). Поэт передаёт искренние чувства огромной благодарности и уважения:

Он готов нести хвост каждой лошади,

Как венчального платья шлейф.

В «Сорокоусте» Есенин нарисовал трогательный образ красногривого жеребёнка, который пытается обогнать «железного коня» – паровоз. Эта схватка неравная, индустриализация вовсю наступает на деревню:

Как в смирительную рубашку,

Мы природу берём в бетон.

(«Я усталым таким ещё не был…», 1923)

С горечью поэт констатирует:

И за тысячи пудов конской кожи и мяса

Покупают теперь паровоз.

Но оттого ещё ближе и роднее сердцу поэта братья его меньшие. Убегая от человеческого предательства, лицемерия, лжи, в животных он видит единственных друзей:

Никуда не пойду с людьми,

Лучше вместе издохнуть с вами…

Для них и ради них он поёт свои песни:

Буду петь, буду петь, буду петь!

Не обижу ни козы, ни зайца…

Даже свои стихи Есенин называет «звериными», и воспринимаются они как живые фантастические существа:

Звериных стихов моих грусть

Я кормил резедой и мятой.

Размышляя о феномене Есенина как одного из самых близких и в то же время глубинных поэтов, я склоняюсь к мнению, что он не просто воспевал мир природы, не просто ощущал себя частью природы. Дело в том, что он смотрел на мир не как обычный человек (то есть со стороны), а он смотрел на мир глазами природы. Если бы заря умела говорить или лошадь писала бы стихи – то они были бы именно такие, есенинские. Через Есенина сама природа дала нам своё чувствование, своё восприятие и себя, и человека. И это необыкновенное чудо. В этом и есть суть есенинской поэзии – лёгкой и глубинной одновременно, песенной, образной, – той, что, зацепив однажды твою душу, уж больше её не отпускает. У нас много в России гениальных поэтов. Но выразитель потаённой души самой природы – один.

Посмотреть все сочинения без рекламы можно в нашем

Чтобы вывести это сочинение введите команду /id66313

«Край любимый», анализ стихотворения Есенина

История создания

Стихотворение «Край любимый» было написано Есениным в 1914 г. в возрасте 19 лет и опубликовано в газете «Биржевые ведомости» за 25 декабря 1915 г. Оно вошло в сборник «Радуница», напечатанный в 1916 г.

Литературное направление и жанр

Есенин обладал талантом описывать родную природу так, как до него не описывал её никто. Сразу после окончания школы 17-летний юноша уехал из села Константиново Рязанской губернии в Москву и работал в мясной лавке, в типографии. Вся дальнейшая жизнь поэта была связана с большими городами (в 1916 г. он переехал в Петербург). Тоска по родине, по деревенской жизни отражена в его стихах. В 1914 г. Есенина ещё не опекал крестьянский поэт Клюев, а с группой новокрестьянских поэтов он познакомился только в 1916 г. Так что ранняя лирика Есенина формально не принадлежит ни к одному из существующих в начале 20 в. литературных направлений. В стихотворении «Край любимый» проявились тенденции, которые впоследствии определили принадлежность поэта к определённым направлениям и группам. Яркая образность и метафоричность стали основой так называемого имажинизма, а крестьянская тематика сделала Есенина через несколько лет популярным крестьянским поэтом.

Жанр стихотворения «Край любимый» – пейзажная лирика. Лаконичное рассуждение в финале о жизненном предназначении позволяет говорить об элементах философской лирики в пейзажном стихотворении.

Тема, основная мысль и композиция

Стихотворение обращено к родине в узком смысле этого слова. Крестьянское понимание родины как родного края со знакомой и близкой природой – тема стихотворения. Основная мысль заключена в связи лирического героя с любимым краем: он источник вдохновения лирического героя, его силы и стойкости, осознания своего места в жизни.

Стихотворение состоит из четырёх строф, иногда печатается без последней – органически проистекающего из всех предыдущих философского вывода. Первая строфа – обращение лирического героя к любимому краю. В ней заявлена тоска по родине и желание вернуться, слиться с родной природой.

Во второй строфе лирический герой мысленно переносится к знакомым местам, вызывающим у него тихое умиление. В третьей строфе пейзаж становится тревожным и открывается источник этой тревоги – собственные потаенные мысли лирического героя.

В последней строфе лирический герой решается открыть сокровенные мысли: его жизнь на этой земле будет недолгой. Герой принимает это со смирением и кротостью, как данность. Некоторые исследователи отмечают, что в этом стихотворении Есенин предсказывает свою раннюю смерть. Но мотив преждевременных смерти и старения присущ многим ранним стихотворениям разных поэтов, это традиционный юношеский и романтический мотив. Кроме того, последнее предложение может и не нести в себе идею скорой смерти, а обозначать быстротечность, интенсивность, полноту жизни, которой смерть как раз чужда и непонятна. В целом стихи не о смерти, а о любви, молодости и жизни.

Тропы и образы

Первые стихотворения Есенина были полны церковных образов, возникших под влиянием деда-старообрядца и обучения в Спас-Клепиковской церковноприходской учительской школе. Такие мотивы есть и в стихотворении «Край любимый». Ивы Есенин называет кроткими монашками (метафора). Сходство появилось благодаря свешивающимся до земли тонким ветвям, на которые, как бусины в чётках, нанизаны листья. Слуховой образ звона просто присоединяется к зрительному.

Способность Есенина слышать звуки в тишине отражена в метафоре стозвонные зеленя. Каждая былинка, по ощущению лирического героя, издаёт свой особый звук, а вместе они подобны колоколам в звоннице, гудящим на сто голосов.

Цветы белой кашки напоминают лирическому герою ризу. В этом же предложении Есенин использует непонятное современному человеку и даже горожанам времён Есенина слово перемётка. Это широко использовавшееся в крестьянской жизни приспособление – связанные пучком жерди для прижимания соломы в скирде.

Неоднозначен самый первый образ стихотворения. Лонные воды – это символ родины, лона матери. Но вот что означает эта метафора: то ли скирды жёлтой, как солнце, соломы отражаются в водоёме, то ли лирический герой представляет их на фоне неба, называя его по библейской традиции водами.

Образ неба появляется в третьей строфе. Застывшее над болотом облако похоже на дым из трубки. В стихотворении олицетворяются не только родной край и ивы, но и болото. Облако в поднебесье метафорически называется гарью в небесном коромысле. Герой противопоставляет воображаемому звону природы свои потаённые мысли. Употребление однокоренных слов (тайна и затаил) подчёркивает важность этих мыслей.

В последней строфе – жизненная программа лирического героя. Герой следует библейским принципам всё принимать от жизни (от Бога), хорошее и плохое, а также жить, не жалея своей души. Это тонкий намёк на свою богоизбранность, соотнесение себя со Христом.

Размер и рифмовка

Стихотворение написано традиционным четырёхстопным ямбом с немногочисленными пиррихиями. Рифмовка перекрёстная, рифма женская.

Герменевтический анализ стихотворения С.Есенина «Улеглась моя былая рана»

Мастер-класс по литературе

Ляшенко В.В., учитель

русского языка и зарубежной

Горловской ОШ І-ІІІ ступеней №49

Тема: Герменевтический анализ стихотворения С.Есенина « Улеглась моя былая рана»

Цель: познакомить с методикой герменевтического анализа (на примере изучения творчества С. Есенина в 11 классе)

Оборудование: модель алгоритма герменевтического анализа поэтического текста, словари синонимов , листы белой бумаги, карандаши, текст стихотворения для анализа, карточки с КСУ (комуникативно-ситуативными упражнениями).

Теоретическая часть (комментарий педагога-мастера).

Применение герменевтического анализа как важного механизма образовательного процесса позволяет моделировать не только деятельность отдельного индивида, но и весь учебный процесс в целом. Известно, что сформированность знаний – это лишь малая толика той миссии, которая возложена на учителя. Превратить эти знания в убеждения – задача современной школы. И герменевтика в этом случае становится методо- логической базой, способствующей достижению максимальных результатов в любой образовательной области, а в дисциплинах гуманитарно- эстетического и естественного циклов в первую очередь. Для того чтобы духовный контакт ребенка и культуры состоялся, необходимо постоянно заботиться об обращенности всего материала и форм обучения к субъекту образовательного процесса, знать его потребности и актуальные для него мотивы, учитывать ценностные ориентации нынешнего поколения. В этом случае роль искусства в преобразовании личности все более актуализируется. Оно по своей природе гуманно, поскольку делает чужое родным, воспитывает всемирную отзывчивость и ответственность за все, что происходит в мире. Искусство – действенный способ гармонизации истории и личности.

Читайте также:  Анализ стихотворения Край любимый! Сердцу снятся Есенина

Любое произведение искусства – это код, шифр, предполагающий через диалог проникновение в замысел творца, «прочтение» закодированного послания.

Принимая текст как своего рода знак – «все элементы текста суть элементы семантические» , возможно «прочитать» его содержание на уровне повторяемых элементов, которые образуют некоторое замкнутое множество и служат передаче информации. Таким образом, один из принципов понимания текста основывается на необходимости понимания целого из от- дельных частей, а для понимания части необходимо предварительное понимание целого, что определяет ступенчатую структуру познания:

2. Практическая часть

Постановка проблемного вопроса.

Персия Есенина – орнамент, в котором раскрывается внутренний мир самого поэта, его поиски смысла жизни

*Согласны ли вы с высказыванием Бельской?Дайте аргументированный ответ.

Работа с текстом (выразительное чтение стихотворения)

Улеглась моя былая рана.

Улеглась моя былая рана –
Пьяный бред не гложет сердце мне.
Синими цветами Тегерана
Я лечу их нынче в чайхане.

Сам чайханщик с круглыми плечами,
Чтобы славилась пред русским чайхана,
Угощает меня красным чаем
Вместо крепкой водки и вина.

Угощай, хозяин, да не очень.
Много роз цветет в твоем саду.
Незадаром мне мигнули очи,
Приоткинув черную чадру.

Мы в России девушек весенних
На цепи не держим, как собак,
Поцелуям учимся без денег,
Без кинжальных хитростей и драк.

Ну, а этой за движенья стана,
Что лицом похожа на зарю,
Подарю я шаль из Хороссана
И ковер ширазский подарю.

Наливай, хозяин, крепче чаю,
Я тебе вовеки не солгу.
За себя я нынче отвечаю,
За тебя ответить не могу.

И на дверь ты взглядывай не очень,
Все равно калитка есть в саду.
Незадаром мне мигнули очи,
Приоткинув черную чадру.

Ассоциации (заполни таблицу) ответы учеников 11 класса

Улеглась моя былая рана –
Пьяный бред не гложет сердце мне.
Синими цветами Тегерана
Я лечу их нынче в чайхане.

Угощай, хозяин, да не очень.

Много роз цветет в твоем саду.

Незадаром мне мигнули очи,

Приоткинув черную чадру.

Ну, а этой за движенья стана,

Что лицом похожа на зарю,

Подарю я шаль из Хороссана

И ковер ширазский подарю.

И на дверь ты взглядывай не очень,

Все равно калитка есть в саду.

Незадаром мне мигнули очи,

Приоткинув черную чадру.

К каждому чувству,которое написали,подберите синоним ( словари синонимов ).Запишите их в таблице другим цвітом.

Работа со слова рем

5.Исторический блок . Сравнение культур.

-К какому циклу относится данное стихотворение?(персидскому)

Классики без цензуры (внимание мат)

Не самые известные произведения отечественных классиков (баян но не многие читали):

Есенин С. А. – «Не тужи, дорогой, и не ахай»

Не тужи, дорогой, и не ахай,
Жизнь держи, как коня, за узду,
Посылай всех и каждого на хуй,
Чтоб тебя не послали в пизду!

Есенин С. А. – «Ветер веет с юга и луна взошла»

Ветер веет с юга
И луна взошла,
Что же ты, блядюга,
Ночью не пришла?

Не пришла ты ночью,
Не явилась днем.
Думаешь, мы дрочим?
Нет! Других ебём!

Есенин С. А. «Пой же, пой. На проклятой гитаре»

Пой же, пой. На проклятой гитаре
Пальцы пляшут твои вполукруг.
Захлебнуться бы в этом угаре,
Мой последний, единственный друг.

Не гляди на ее запястья
И с плечей ее льющийся шелк.
Я искал в этой женщине счастья,
А нечаянно гибель нашел.

Я не знал, что любовь – зараза,
Я не знал, что любовь – чума.
Подошла и прищуренным глазом
Хулигана свела с ума.

Пой, мой друг. Навевай мне снова
Нашу прежнюю буйную рань.
Пусть целует она другова,
Молодая, красивая дрянь.

Ах, постой. Я ее не ругаю.
Ах, постой. Я ее не кляну.
Дай тебе про себя я сыграю
Под басовую эту струну.

Льется дней моих розовый купол.
В сердце снов золотых сума.
Много девушек я перещупал,
Много женщин в углу прижимал.

Да! есть горькая правда земли,
Подсмотрел я ребяческим оком:
Лижут в очередь кобели
Истекающую суку соком.

Так чего ж мне ее ревновать.
Так чего ж мне болеть такому.
Наша жизнь – простыня да кровать.
Наша жизнь – поцелуй да в омут.

Пой же, пой! В роковом размахе
Этих рук роковая беда.
Только знаешь, пошли их на хуй.
Не умру я, мой друг, никогда.

Есенин С. А. – «Сыпь, гармоника. Скука. Скука»

Сыпь, гармоника. Скука. Скука.
Гармонист пальцы льет волной.
Пей со мною, паршивая сука,
Пей со мной.

Излюбили тебя, измызгали –
Невтерпеж.
Что ж ты смотришь так синими брызгами?
Иль в морду хошь?

В огород бы тебя на чучело,
Пугать ворон.
До печенок меня замучила
Со всех сторон.

Сыпь, гармоника. Сыпь, моя частая.
Пей, выдра, пей.
Мне бы лучше вон ту, сисястую, –
Она глупей.

Я средь женщин тебя не первую.
Немало вас,
Но с такой вот, как ты, со стервою
Лишь в первый раз.

Чем вольнее, тем звонче,
То здесь, то там.
Я с собой не покончу,
Иди к чертям.

К вашей своре собачьей
Пора простыть.
Дорогая, я плачу,
Прости. прости.

Маяковский В. В. – «Вам»

Вам, проживающим за оргией оргию,
имеющим ванную и теплый клозет!
Как вам не стыдно о представленных к Георгию
вычитывать из столбцов газет?

Знаете ли вы, бездарные, многие,
думающие нажраться лучше как, –
может быть, сейчас бомбой ноги
выдрало у Петрова поручика.

Если он приведенный на убой,
вдруг увидел, израненный,
как вы измазанной в котлете губой
похотливо напеваете Северянина!

Вам ли, любящим баб да блюда,
жизнь отдавать в угоду?!
Я лучше в баре блядям буду
подавать ананасную воду!

Маяковский В. В. «Вы любите розы? А я на них срал»

Вы любите розы?
а я на них срал!
стране нужны паровозы,
нам нужен металл!
товарищ!
не охай,
не ахай!
не дёргай узду!
коль выполнил план,
посылай всех
в пизду
не выполнил –
сам
иди
на
хуй.

Маяковский В. В. – «Гимн онанистов»

Мы,
онанисты,
ребята
плечисты!
Нас
не заманишь
титькой мясистой!
Не
совратишь нас
пиздовою
плевой!
Кончил
правой,
работай левой.

Маяковский В. В. – «Кто есть бляди»

Не те
бляди,
что хлеба
ради
спереди
и сзади
дают нам
ебти,
Бог их прости!
А те бляди –
лгущие,
деньги
сосущие,
еть
не дающие –
вот бляди
сущие,
мать их ети!

Маяковский В. В. – «Лежу на чужой жене»

Лежу
на чужой
жене,
потолок
прилипает
к жопе,
но мы не ропщем –
делаем коммунистов,
назло
буржуазной
Европе!
Пусть хуй
мой
как мачта
топорщится!
Мне все равно,
кто подо мной –
жена министра
или уборщица!

Маяковский В. В. – «Эй, онанисты»

Эй, онанисты,
кричите “Ура!” –
машины ебли
налажены,
к вашим услугам
любая дыра,
вплоть
до замочной
скважины.

Лермонтов М. Ю. – «К Тизенгаузену»
Не води так томно оком,
Круглой жопкой не верти,
Сладострастьем и пороком
Своенравно не шути.
Не ходи к чужой постеле
И к своей не подпускай,
Ни шутя, ни в самом деле
Нежных рук не пожимай.
Знай, прелестный наш чухонец,
Юность долго не блестит!
Знай: когда рука господня
Разразится над тобой
Все, которых ты сегодня
Зришь у ног своих с мольбой,
Сладкой влагой поцелуя
Не уймут тоску твою,
Хоть тогда за кончик хуя
Ты бы отдал жизнь свою.

Лермонтов М. Ю. – «О как мила твоя богиня»

Экспромт
О как мила твоя богиня.1
За ней волочится француз,
У нее лицо как дыня,
Зато жопа как арбуз.2

Лермонтов М. Ю. – «Ода к нужнику»

О ты, вонючий храм неведомой богини!
К тебе мой глас. к тебе взываю из пустыни,
Где шумная толпа теснится столько дней
И где так мало я нашел еще людей.
Прими мой фимиам летучий и свободный,
Незрелый слабый цвет поэзии народной.
Ты покровитель наш, в святых стенах твоих
Я не боюсь врагов завистливых и злых,
Под сению твоей не причинит нам страха
Ни взор Михайлова, ни голос Шлиппенбаха
Едва от трапезы восстанут юнкера,
Хватают чубуки, бегут, кричат: пора!
Народ заботливо толпится за дверями.
Вот искры от кремня посыпались звездами,
Из рукава чубук уж выполз, как змея,
Гостеприимная отдушина твоя
Открылась бережно, огонь табак объемлет.
Приемная труба заветный дым приемлет.
Когда ж Ласковского приходит грозный глаз,
От поисков его ты вновь скрываешь нас,
И жопа белая красавца молодого
Является в тебе отважно без покрова.
Но вот над школою ложится мрак ночной,
Клерон уж совершил дозор обычный свой,
Давно у фортепьян не раздается Феня.
Последняя свеча на койке Беловеня
Угасла, и луна кидает бледный свет
На койки белые и лаковый паркет.
Вдруг шорох, слабый звук и легкие две тени
Скользят по каморе к твоей желанной сени,
Вошли. и в тишине раздался поцалуй,
Краснея поднялся, как тигр голодный, хуй,
Хватают за него нескромною рукою,
Прижав уста к устам, и слышно: “Будь со мною,
Я твой, о милый друг, прижмись ко мне сильней,
Я таю, я горю. ” И пламенных речей
Не перечтешь. Но вот, подняв подол рубашки,
Один из них открыл атласный зад и ляжки,
И восхищенный хуй, как страстный сибарит,
Над пухлой жопою надулся и дрожит.
Уж сближились они. еще лишь миг единый.
Но занавес пора задернуть над картиной,
Пора, чтоб похвалу неумолимый рок
Не обратил бы мне в язвительный упрек.

Лермонтов М. Ю. – «Расписку просишь ты, гусар»

асписку просишь ты, гусар,
Я получил твое посланье;
Родилось в сердце упованье,
И легче стал судьбы удар;
Твои пленительны картины
И дерзкой списаны рукой;
В твоих стихах есть запах винный,
А рифмы льются малафьёй.

Борделя грязная свобода
Тебя в пророки избрала;
Давно для глаз твоих природа
Покров обманчивый сняла;
Чуть тронешь ты жезлом волшебным
Хоть отвратительный предмет,
Стихи звучат ключом целебным,
И люди шепчут: он поэт!

Так некогда в степи безводной
Премудрый пастырь Аарон
Услышал плач и вопль народный
И жезл священный поднял он,
И на челе его угрюмом
Надежды луч блеснул живой,
И тронул камень он немой, –
И брызнул ключ с приветным шумом
Новорожденною струей.

Пушкин А. С. – «Анне Вульф»

Увы! напрасно деве гордой
Я предлагал свою любовь!
Ни наша жизнь, ни наша кровь
Ее души не тронет твердой.
Слезами только буду сыт,
Хоть сердце мне печаль расколет.
Она на щепочку нассыт,
Но и понюхать не позволит.

Пушкин А. С. – «Желал я душу освежить»

Желал я душу освежить,
Бывалой жизнию пожить
В забвеньи сладком близ друзей
Минувшей юности моей.
____

Я ехал в дальные края;
Не шумных блядей жаждал я,
Искал не злата, не честей,
В пыли средь копий и мечей.

Пушкин А. С. – «К кастрату раз пришел скрыпач»

К кастрату раз пришел скрыпач,
Он был бедняк, а тот богач.
«Смотри, сказал певец безмудый, —
Мои алмазы, изумруды —
Я их от скуки разбирал.
А! кстати, брат, — он продолжал, —
Когда тебе бывает скучно,
Ты что творишь, сказать прошу».
В ответ бедняга равнодушно:
— Я? я муде себе чешу.

Пушкин А. С. – «Из письма к Жуковскому»

Веселого пути
Я Блудову желаю
Ко древнему Дунаю
И мать его ебти.

Пушкин А.С. – «Рефутация г-на Беранжера»
Ты помнишь ли, ах, ваше благородье,
Мусье француз, говенный капитан,
Как помнятся у нас в простонародье
Над нехристем победы россиян?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, как за горы Суворов
Перешагнув, напал на вас врасплох?
Как наш старик трепал вас, живодеров,
И вас давил на ноготке, как блох?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, как всю пригнал Европу
На нас одних ваш Бонапарт-буян?
Французов видели тогда мы многих жопу,
Да и твою, говенный капитан!
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, как царь ваш от угара
Вдруг одурел, как бубен гол и лыс,
Как на огне московского пожара
Вы жарили московских наших крыс?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так. сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, фальшивый песнопевец,
Ты, наш мороз среди родных снегов
И батарей задорный подогревец,
Солдатской штык и петлю казаков?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ты помнишь ли, как были мы в Париже,
Где наш казак иль полковой наш поп
Морочил вас, к винцу подсев поближе,
И ваших жен похваливал да еб?
Хоть это нам не составляет много,
Не из иных мы прочих, так сказать;
Но встарь мы вас наказывали строго,
Ты помнишь ли, скажи, ебена твоя мать?

Ссылка на основную публикацию